ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Легко ли быть верующим?

Категория: Наше мнение  |  автор: admin

«Дагестанский еврей с мусульманским именем»

Султан Алхазов, чтец Торы в махачкалинской синагоге, Дагестан: — В нашей республике проживает больше 30 народностей. Все настолько переплетено, что мы сами не знаем, по каким законам живем. Вот я, к примеру, правоверный иудей, наш род — чистокровных евреев — испокон веку живет на Кавказе. У моего отца был друг, он был бездетным, и тогда он подарил сыну своего еврейского друга свое имя. Так я стал евреем с мусульманским именем, но это не мешает мне быть «Хазаном», то есть чтецом молитв и замещать раввина. В общем, повязано все. Быть верующим евреем в Дагестане не трудно. Есть, конечно, проблемы — достать кошерную пищу, совместить время молитвы и рабочее время, отсутствие профессиональных раввинов, которые все-таки побаиваются к нам ехать. Но все это решаемо. Мы даже строим новую синагогу на средства Федерации еврейских общин России, привлекаем еврейскую молодежь (хотя и силен отток молодых евреев в Израиль), да и количеством прихожан мы довольны — уж необходимый для молитвы «миньян» — 10 человек — всегда собираем.

«Нас мало, но мы там, где нужны»

Отец Дариуш, настоятель католического прихода Святых апостолов Фаддея и Симона, г. Сочи: — Я бы не сказал, что католическим священникам трудно работать в Южном федеральном округе. Вот я уже 10 лет работаю в России. Есть, конечно, сложности — например, здесь немало этнических мусульманских республик, сильны традиции православного казачества. К нам в сочинский приход заходит порой мусульманин, только потому, что ему интересно. Но у него — другая вера. И он ее придерживается. Мы, в свою очередь, не ставим себе целью переманивать души верующих в свою веру. У нас и без того своих прихожан достаточно: исторически сложилось, что в ЮФО были многочисленные немецкие и польские поселения. Функционирует около 50 приходов. Первопроходцам было намного сложнее. Вот отец Эдвард Мацкевич, ему было очень трудно в Ростове-на-Дону, он был первым, — другая культура, другой менталитет, не раз думал уехать, но все время что-то происходило, и он оставался еще и еще. Оформлять визу каждые три месяца, конечно, процедура суетная. Но все равно мы здесь работаем, потому что чувствуем — мы нужны этой стране. Нет католического прихода только в Чечне, был — но во время войны разрушили. Да и прихожане, наверное, погибли. А если нет прихожан — то и приход там пока не нужен.

«Каждому — по потребностям, от каждого — по способностям»

Александр Щипков, главный редактор журнала «Религия и СМИ», г. Москва: — Лично мне не трудно быть верующим. Однако, когда я жил при советской власти, — быть верующим было не так легко. Сейчас меня никто не преследует, мне вполне комфортно стоять на принципах православия. К тому же православная церковь очень большая, и каждый православный может найти себе ту церковь, тот приход или того духовника, который ему по сердцу. Мне приходилось встречаться с духовниками, которые были мне чужды. Но здесь скорее вопрос возраста, психологии. Как мне общаться со священником, которому 23 года, когда у меня сын старше его. Скорее я могу быть его учителем. Когда я с ним разговариваю, я вижу все его возрастные проявления — жизненная неопытность, незрелость. В то же время, он — священник, он рукоположен, и я вполне его могу пригласить в дом, к примеру, на освящение квартиры. Я вот совсем недавно задумал освятить дачу. Незабываемые впечатления — приехал молодой священник, бывший одноклассник моего сына, я его с пятого класса знал. А сейчас он уже батюшка, очень милый, растолстел, обаятельный, красивый, с очаровательной матушкой. Освятил дачу, а потом мы песни горланили на всю округу. Собрали всех соседей, которые тоже стали просить освятить свои дачи. Так что даже получилось, что мы миссионерством ненароком занялись. Конечно, религиозность — это не только обрядовость, это еще и моральные принципы. Здесь все сложнее, особенно для верующих, занимающих высокие посты. Нередко им приходится делать выбор между государственным заказом и религиозным постулатом.

«Политика и религия — вещи несовместимые»

Александр Чуев, депутат Госдумы, член партии «Родина», автор проекта закона «О социальном партнерстве государства и традиционных религиозных организаций РФ», г. Москва: — К сожалению, сегодня быть верующим и находиться в органах государственной власти — это значит идти на некоторые нравственные компромиссы. Есть вещи в политике, которые выходят за рамки духовных ценностей. Вообще, истинно верующему сложно в нашем светском обществе. К примеру, мне нужно совершить перед едой молитву — но в думском буфете это делать не совсем удобно. В Думе нет молельной комнаты, мы пытались это пробить — нам отказали. Сказали, что представителей различных религий в Думе много, для каждой конфессии строить молельню — слишком дорого будет, а для кого-то отдельно делать — другие обидятся. Очень трудно, кстати, держать пост, как правило на постовое время выпадает много мероприятий, где поддаться соблазну чревоугодия очень легко. Взаимоотношения церкви и государства слишком запутанные. Ведь светскость государства не предполагает атеизма, оторванности от традиций, она предполагает нейтральность. У нас же во всем крайности — либо забвение, либо показное моление. Главная проблема — незащищенность верующих граждан перед законом. Никто не спросил у верующих их мнения по поводу введения ИНН или личного кода в паспорте, никто не потрудился прочитать «Откровения Иоанна Богослова», где верующему запрещено иметь цифровые коды — это печать Сатаны для таких людей. У государства нет уважения к верующим гражданам.

«Аллашим ина форашихонта!»

Али Пшиготыжев, бывший диктор Кабардино-Балкарского радио и телевидения, г. Нальчик, КБР: — Мусульманам в КБР жить очень сложно. Даже если по улице идешь, с бородой, в мечеть — останавливают и начинают проверять содержимое сумки, требуют предъявить документы. На намаз опаздываешь. В мае прошлого года меня уволили с радио, из-за того, что я мусульманин. С 1985 года в своей программе я, адыг по национальности, всегда в качестве приветствия обращался к людям по-кабардински: «Аллашим ина форашихонта!» Это обозначает приветствие — «возлюбленные Аллахом люди!». Сначала мне делали замечания, что так не принято, но я доказал, что по адыгской этике — это принято, и это не носит религиозного характера. Типа вашего «Спасибо» — «Спаси Бог». Ведь не запрещается говорить — «Дай Бог вам здоровья!». Однако председатель телерадиокомпании продолжал настаивать. Дважды объявляли выговор. И вот, наконец, воспользовавшись предлогом сокращения штатов, мне напомнили об этом инциденте, обвинили меня в пропаганде ваххабизма и уволили, хотя до пенсии мне еще 6 лет. Я до сих пор сижу без работы, потому как слух о моем «ваххабизме» пошел по КБР. Мы живем в демократическом государстве, где конституцией гарантирована свобода вероисповеданий. Так почему я не могу совершать обычные для верующего человека поступки? Вообще КБР — это, по этническому признаку, исламская республика (адыги, азербайджанцы, дагестанцы — считаются мусульманами). В каждом населенном пункте имеются мечети, люди совершают намазы. Восстанавливаются и строятся новые мечети, но почему-то когда в мечеть идет пожилой человек — это не вызывает негативных эмоций, а вот если Коран изучает молодежь — то это сразу воспринимается отрицательно, сразу же начинаются подозрения на ваххабизм. Ставить знак равенства между мусульманством и ваххабизмом — это неправильно, этим самым вы унижаете мусульман.

«Внешне — хорошо, но сор из избы не выносят»

Отец Владимир Коряк, протоиерей, настоятель храма Михаила Архистратига в Испании: — Если быть верующим не на словах, а на деле, если воспринимать учение религии как образ жизни, то быть верующим всегда и везде очень сложно. Даже в среде священников нет единодушия. В свое время, меня, из-за любви к истине отлучили от православной церкви и я вынужден был в свои 70 с лишним лет уехать в Испанию. Как ни странно, католики к нам отнеслись очень благожелательно, в тысячу раз лучше, чем мы к ним тут. В Испании действовали пять православных общин, однако храмов не было. Православные службы велись по благословению католических епископов в зданиях музеев, в действующих католических храмах или, как на Майорке, в недействующих монастырях. Закрепляют православного батюшку за каким-нибудь костелом. и он служит в очередь с падре. Одни часы — православный священник, другие — католический. В общем, благодать. Зато посмотрите, какие в России противостояния патриархии и Ватикана, какие были протесты против встречи нашего Алексия с Папой Римским. Мы построили в Испании первый православный храм за всю ее историю. После этого меня восстановили в православии специальным постановлением Синода. Сейчас вернулся в Россию и вижу, что внешне очень много изменилось — государственные мужи приходят на праздники в храмы, церкви строятся. Но это все внешние проявления. В Ростове-на-Дону было четыре храма, теперь — 22. А нужно ли их столько? При строительстве храмов нужно отдавать себе отчет — для чего мы это делаем. Чаще всего здесь не только религиозные побуждения — кто-то это делает для престижа, другой для вложения денег, третий для расширения сферы влияния. Выгоду стали класть в основу, а не духовность. Время сейчас для религии и для верующих — сложное.

Подготовила Светлана ЛУКЬЯНЧИКОВА


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна