ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Заграница станет мамой?

Категория: Наше мнение  |  автор: admin

ЗА
ПРОТИВ

«Трудных детей за границей излечит благополучие»

«Увезенные дети русскими уже не будут»

Сергей Бояров, федеральный судья Волгоградского областного суда:Владимир Воронин, начальник управления идеологии Всевеликого войска Донского:
— Не думаю, что усыновление русских детей иностранцами — большое зло. Проблема кроется в другом: насколько законно протекает этот процесс? Пару лет назад Волгоградская область прогремела на всю Россию с так называемым «делом Фратти». Судебный процесс, на котором мне довелось председательствовать, признал виновной гражданку Италии Надежду Фратти за дачу взяток за помощь в усыновлении российских детей иностранцами. По делу также проходили инспектор комитета народного образования, главврач дома ребенка и директор детдома. Под «взятками» же понимались поездки на отдых в Италию, которые регулярно устраивала Фратти своим «помощницам». Почему именно Волгоградская область стала объектом пристального внимания иностранцев? По всей видимости, это связано с тем, что в Волгоградской области много детских домов, много сирот. И мало тех, кого хотят усыновить русские семьи. Возможно, это связано с тем, что наша область — не самая богатая среди регионов Юга России. Мне часто доводиться рассматривать уголовные дела. Помню дело об убийстве пожилой женщины в станице Старо-Полтавской. Преступление совершил молодой человек. Когда мы стали выяснять его личность, выяснилось, что этот парень был усыновлен, будучи совсем маленьким ребенком. Оказалось, что его истинные родители — хронические алкоголики, отец сел в тюрьму за убийство. На вопрос: «за что убил человека?», на суде отвечал: «бес попутал». Видимо, все же сказываются гены. Есть у меня на примете и такой случай. Дело было в Камышине. Одна семья усыновила мальчика, когда ему было всего два года. А в 10 лет он стал хвататься за нож и резать мебель. Эти факты свидетельствуют о том, что отступления от нормы наблюдаются в наших детях порой на генном уровне. Поэтому я полагаю, что детей из неблагополучных семей, брошенных детей можно душевно излечить только в очень благоприятной обстановке. Которой у нас в России создать пока очень трудно. А в Италии же или в Америке есть именно та мощная благополучная социальная среда, которая разовьет в детях только лучшие качества.— Отдавать детей иностранцам — большая идеологическая ошибка. Основной добычей на войнах, которые вели казаки с татарами, с турками, были не золото и не серебро. Главным было взять в полон как можно больше женщин и детей. У татаро-монгол в Золотой Орде существовала так называемая «дань крови». Это были малолетние пленники, которых обращали в ислам. Из плененных православных детей турки формировали отряды янычар. И это была элита армии. Во-первых, с детских лет их воспитывали бойцами. Во-вторых, их было не жалко. Когда Шамиль воевал против России, его сын был в качестве аманата взят в придворные к царю и воспитывался при дворе. В конце концов, он принял православие, и когда царь умер, чеченец плакал горше близких родственников. Сейчас наблюдается похожая ситуация: русских детей увозят за границу и воспитывают в чужеземных традициях. Это достаточно тонкая идеологическая работа. Те дети, которых вывозят, русскими уже не будут. Некоторые скажут: «материальные проблемы нам мешают». Но объективно сегодня деньги уходят на второй план. Только в Ростовской области уже есть шесть кадетских корпусов, где дети находятся на полном пансионе. Более 70 процентов воспитанников — сироты. Их не просто учат — их воспитывают в патриотических традициях. В Азове уже есть казачий детский дом. Помню его воспитанников во времена перестройки, когда я брал их на лето в свой спортивный лагерь. Это были маленькие дикари. Даже мои наручные часы рассматривали с восторгом. А сейчас, когда мы навещаем своих подшефных, видим нормальных счастливых детей. Живут в достатке, воспитатели за ними, как мамочки, ухаживают. Так что не в деньгах дело. Проблема — в нас самих. Я считаю, что разруху мы уже пережили. Давайте возрождать великую Россию. Но величие без будущего быть не может. А будущее — наше дети, верно?

«Найти маму можно не только на родине»

«Это — коммерция. Это — сумасшедшие деньги»

Станислава Семеновна Кудинова, начальник отдела опеки и попечительства управления образования администрации города Ставрополя:Татьяна Сорокина, воспитатель детского дома семейного типа, поселок Рассвет Ростовской области, лауреат премии президента РФ в области образования:
— По долгу службы я участвую в судебных процессах, разрешающих усыновить иностранцам наших сирот. Процедура эта довольно серьезная. Пакет документов проходит проверку на законность во многих инстанциях — вплоть до областной прокуратуры, прежде чем областной суд приступит к рассмотрению дела о «заграничном» усыновлении. И, поверьте, заседание длится не каких-то полчаса, суд детально рассматривает каждое дело. Нужно уяснить: по закону на усыновление за границу идут только дети, которых не удалось устроить по каким-то причинам в семьи граждан России. Такой порядок утвержден специальным положением правительства РФ от 2000 года. Эту же норму закрепляет и Семейный Кодекс РФ: иностранным гражданам и гражданам без гражданства дозволено усыновить российского ребенка, который не был востребован гражданами РФ из федерального банка данных. Причем, попытки устроить сирот в российские семьи должны быть неоднократными. Например, наше управление образования в одной из местных газет ведет постоянную рубрику «Ищу маму и папу». Здесь публикуются фотографии детей, оставшихся без попечения родителей, — воспитанников трех детских домов Ставрополя. И к нам приезжает весь Ставропольский край. И все же брошенных детей больше, чем усыновителей. С каждым годом снижается возраст детей, которых желают усыновить. Сейчас, в основном, востребованы младенцы — дети до года, которых новая семья мечтает вырастить, что называется, с пеленок. Даже трехлетнего ребенка уже труднее устроить. Старшие дети вообще не востребованы. Поэтому, на мой взгляд, и возникают случаи усыновления за границу. Все судебные решения, в которых мне довелось присутствовать, считаю полностью обоснованными. А потому у меня есть уверенность в том, что детям за рубежом будет хорошо. Что делать, если ребенку не довелось найти маму на родине? У него должен быть шанс искать ее по всему миру. И новая семья, в которой он будет желанным, бесценна для его души.— Я категорически против того, чтобы отдавать наших деток за границу! Сейчас мне 58 лет. За свою жизнь мы с мужем вырастили 40 приемных детей. Еще 17 детей росли в нашей семье по нескольку лет, пока не находились их родственники. И только трем из них (не считая двух, которые я родила), мы смогли дать свою фамилию. Остальные пятьдесят с гаком были оформлены через опекунство. Усыновить ребенка из детдома чрезвычайно трудно. Бюрократизм наш просто убивает. Когда мы начинали брать деток в семью, честно скажу, хитростями справки доставали. В то время официальная зарплата была 60 рублей. От нас же требовали представить справку, что в течение года на каждого члена нашей семьи приходится не меньше «минималки». Плюс еще столько же на каждого из детишек, которых мы хотели усыновить. С мужем работали на двух-трех работах. Продали гараж, принимали помощь от людей. Все, что можно было, мы съели. Как в той песне: «гармошку съели, грызут сапог». Сейчас жизнь куда легче — и коммунальные услуги для нас бесплатные, и зарплату мы с мужем получаем, и пособие на детей — по 1600 рублей на каждого. Сегодня в нашей семье — 12 детишек, троих взяли в феврале этого года. Я уверена — таких, как мы, в России было бы гораздо больше. Если бы не бюрократические препоны. Такие, например: «А почему вы не замужем?» Или: «Да вы уже старый». Почему бабушке не дают взять опеку над своим внуком? Она же родная ему кровь! Вот, говорят, за границу берут только больных — тех, дескать, которым в России мамы не нашлось. А мы только одному своему ребенку сделали 18 операций. И ни копейки не получили от государства. В общей сложности мы пережили 42 операции, которые делали нашим деткам. Ведь 99 процентов детей — больные, с хроническими заболеваниями. В основном, с диагнозом «олигофрения». Так вот, 17-ти из наших официально сняли этот страшный диагноз. И эти дети уже заканчивают вузы, техникумы, училища… Вспомните войну — даже в то трудное время не было такого: отдать сироту чужеземцам. А сегодня это — бизнес. Это — коммерция, большие, сумасшедшие деньги. И в то же время даже я не застрахована от такого вопроса: «Тебе уже 58 лет. Куда маленьких берешь?». А я отвечаю: «Если умру, моих маленьких поставят на ноги мои старшие дети».

Подготовила Светлана ЛУКЬЯНЧИКОВА


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна