ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Атаман - ша!

Категория: Общество, Наши люди  |  автор: admin
В день приезда «ЮР» в хутор Вертячий у атамана хуторского казачьего общества была большая стирка. Белоснежные пододеяльники полоскались на ветру, а атаман, приглашая в дом, извинялся: «Вы уж извините, мы 10 лет все строимся, вода у нас — из колодца, удобства — на улице. Зато муж сам камин выкладывает и баню строит». Казачью власть на хуторе держит в своих руках женщина — Татьяна Калмыкова.

Юбка с лампасами

— Когда меня выбрали, в марте прошлого года, казачье наше даже не поняло сначала, что сделало: бабу выбрали атаманом, — смеется Татьяна. — Один старик уразумел и начал возмущаться: «Что же это я, потомственный казак, и под бабой ходить буду?» Так его вытолкали. А решение собрания не переменили. Тем более что своей родословной Калмыкова любого хуторянина может за пояс заткнуть — весь род из казаков да атаманов. Правда, в доме хуторского атамана нет никаких старинных фотографий, предметов обихода: все, что было, отдали в открывшийся в этом году краеведческий музей. А новых регалий казачьей хуторской власти у Калмыковой пока нет. Да и не важно это — форма с лампасами. — Пусть о форме и шашках с нагайками «асфальтные» казаки волнуются, у хуторских атаманов совсем другие проблемы, — посмеивается над «ряжеными» атаман Калмыкова. — Я, конечно, прошла все традиционные ритуалы принятия в атаманы — и нагайкой стегали, чтоб не загордилась, и старики «Любо!» кричали, только стопку с водкой не пила — освободили бабу от такой малоприятной условности. Да и не приветствую я это. Серьезные дела надо делать на трезвую голову.

Земной вопрос

«Кабинет» атамана находится в проходной комнате калмыковского дома. Здесь и собрания правления казачьего общества проводят, и совет стариков собирают. Сюда и хуторяне приходят со своими вопросами и проблемами. Над столом портрет атамана Всевеликого войска Донского Водолацкого, плакат казачьих заповедей и текст гимна войска Донского. Рабочее место Александровны (только так называют вертячинские казаки своего атамана) — телефон, карта земельных паев хутора Вертячий, стопки документов, готовых к оформлению. — Это моя головная боль, — кивает на бланки Татьяна. — Земля — вот главное для казака. Сейчас много говорят о принятом законе. Но там, по-моему, поднимаются не первейшие проблемы казачества. Носить оружие или не носить, называться народом или не называться — это не так уж и важно. Охранять родину, наводить порядок — все это можно и нужно не только казакам. Не с этого нужно начинать возрождение казачества. Вы вспомните историю. Казаки — свободолюбивые люди, которые пришли на Дон, чтобы землю возделывать. Конечно, они ее охраняли, совершенствовали свое воинское искусство, поэтому и слава воинская такая. Но изначально казак — это пахарь. Человек, свободно живущий на земле, которую возделывает, которой кормится. У всех жителей хутора Вертячий есть свой пай земли. Распоряжается им каждый по-своему. Как правило, продает его заезжим фермерам. Точнее, не сам пай, а право пользования им. Но в такие юридические тонкости вертячинцы не вникают. Деньги получили, и земля как бы с глаз долой. Поэтому и удивляются, когда к ним, как к хозяевам пая, приходит налоговая квитанция. «Владеешь землей — плати налоги», — требует государство. — Да пойми ты, — при мне терпеливо разъясняет атаман Калмыкова какой-то бабульке. — Ты продашь сейчас право пользования твоей землей за копейки. Покупатель поработает на ней года два, выжмет из нее все, что можно, и бросит. И останешься ты ни с чем — с «убитой» землей и без каких-либо доходов. А я тебе предлагаю оформить правильно землю и отдать ее казачьему обществу в аренду, так на ней же еще и твои внуки работать будут. — Самое сложное, — это атаман говорит уже корреспонденту «ЮР», — вернуть казаку чувство хозяина земли, чтобы он знал, что с ней делать. Возродить ответственность за землю. Вот откуда начнется возрождение казачества, а не со штанов с лампасами. Уже второй год этим и занимаюсь.

Казачья демократия

Трепетное отношение к земле у Калмыковой с детства. — Никем себя не представляла, кроме как агрономом, — признается она. — Есть такая легенда про наш хутор. Враги якобы доходили до хутора и возвращались восвояси — «вертались». Отсюда и название такое — Вертячий. Вот и у меня все «вертается», где бы я ни была, всегда возвращалась в Вертячий. Землю его знаю как свои пять пальцев. Деды мои ее еще возделывали. Поэтому и буду биться за нее. С нерадивыми фермерами — биться, а с местной администрацией — договариваться. То, что земля — выгодный товар, понимает и местная власть. Поэтому оформлять ее под казачье вертячинское общество не спешит. Как не хочет и в уставе местного самоуправления указать хутор Вертячий как место традиционного поселения казаков. — Если эта фраза появится в уставе муниципального образования, то казаки смогут стать реальной управляющей силой. Придется с нами считаться. А пока мы просто общественная организация. Когда организовывали общество, то по дворам ходили, заявления от людей собирали, — вспоминает атаман Александровна. — Объясняли, зачем нам это нужно. Ведь люди говорят: «Да я и так казак, усы, кровь, все при мне, зачем еще какое-то общество нужно?» Пора уже понять, что если мы сами не организуемся по давним казачьим традициям, ничего у нас не будет, никакого будущего. Хотя потихоньку жизнь сама собой возвращается к казачьему укладу. Сравните структуру органов местного самоуправления и построение органов казачьей власти, они идентичны, только названия другие. Вот она, та самая демократия, к которой мы стремимся: атаман, совет стариков, правление (наиболее уважаемые казаки, к мнению которых прислушиваются).

Личный шофер

— Я когда на ней женился, даже представить себе не мог, что она такая сильная, — с любовью смотрит на свою атаманшу муж Виктор. — Она была как лепесток розы — нежная, кроткая, но сейчас командует двумястами казаками довольно толково. И мной тоже. Я шутя говорю, что работаю «личным шофером атамана». Вот клинок ей подарил, вместо шашки. Какой-никакой, но символ власти. — Да ладно, — перебивает мужа Татьяна. — Меня, может, и атаманом выбрали только потому, что тебя уважают. Ему ж самому атаманом в Вертячем нельзя — пришлый он. Хотя, какая разница, откуда человек? Лишь бы дело делал. У меня в обществе даже азербайджанец есть — казак Махмудов, жена у него — потомственная казачка, дети его здесь растут, казачата. По отношению к жизни, к земле, к спиртному — он многим нашим казакам может быть примером. Живет человек по казачьим правилам — почему ж ему не стать казаком? Это старые казаки гордятся усами да песнями, а новые казаки — делами.

Светлана ЛУКЬЯНЧИКОВА


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна