ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

«Наш бизнес — это мрак в квадрате»

Категория: Общество, Наши люди  |  автор: admin

Дын-дын-дын — и в банкиры

— Я сын шахтера. И брат шахтер, и племянник. Все, куда ни ткни, были шахтерами. А мне идти в шахту здоровье не позволило — врожденная близорукость. Было минус 18. Учился в школе для слабовидящих и слепых детей. После пошел на учебное предприятие для слепых, что в Ростове. Работал на просечке канцелярской кнопки. На станочке так вот — дын-дын-дын… И шум, гам — за день пуды кнопки высекали. А после работы учился на вечернем отделении экономического факультета РГУ. — Экономфак и в те годы был престижным. И каково Вам было там учиться? — Я много чего пересилил. Но мне очень этого хотелось. Не мог конспектировать — не успевал. Приходилось заниматься дополнительно. Но в молодости все как-то легче переносить. А потом наступили смутные времена перестройки. Но судьба сделала хорошее предложение. Настало время первых коммерческих банков. Первым в Ростове-на-Дону был «Югмебельбанк», а второй — «Донинвест», куда меня и позвали. Заманчиво было, интересно. Что такое коммерческий банк, не знал никто. Сколько было мороки! Как нас гноили, как пытались подмять… Да какие из вас коммерсанты, и какие из вас банкиры… — Вы в какой должности работали? — Я был директором первого филиала «Донинвеста». Было это в городке Целина Ростовской области — куда учредители банка послали, туда и попер. А там кроме Сбербанка люди вообще ничего не слышали. Помогали личные контакты и мозги. Сначала пару-тройку клиентов перетянули, другие посмотрели — ничего, нормально, даже лучше, чем раньше. И кредиты пошли дешевые. И схемы разные придумывали — такие, которые и сегодня действуют. И натурпродуктом проценты брали, а потом торговали этим делом. Такие схемы — что вы! Мы, например, первыми организовали пенсионную доставку. Отбить этот бизнес у почты немалого стоило. — А в чем была сложность? — Это хороший бизнес: за доставку пенсий государство платит полтора процента. Вы поймите специфику: у почты в каждом хуторе есть отделение. А у меня — ничего. Мы ездили по всем деревням, искали людей, переманивали с почты… А начало оттуда было, из Целины. Чтобы отбить у почты доставку пенсию, надо было быть… ну, Парамоновым, если хотите. Его надо знать, основателя «Донинвеста». — А правда, что Парамонов «поднялся» на губернаторской поддержке?/b> — Не губернатор его поддерживал, а Парамонов поддержал многие губернаторские программы. Он же трудоголик, работал по 20 часов в сутки. Было время, когда «Донинвест» скупил крупнейшие предприятия в Ростовской области: Красносулинский металлургический, Белокалитвинский алюминиевый, Ростовский молкомбинат, кондитерскую фабрику… — все было его. А сейчас Парамонов перерос Ростов и уехал за границу. Сегодня он — крупный промышленник, миллионер международного уровня. Но я с ним не встречался с тех пор, как ушел из «Донинвеста». Случилось это, когда я полностью потерял зрение.

«Теплое» место директора

— В то время меня позвал в «Электросвет» председатель областного ВОС Виктор Солопанов. Кстати, знаете ли вы, что ни одно общество инвалидов в России, кроме слепых, не имеет своих производственных предприятий? А у нас их 160. ВОС полностью обеспечивает себя — государство не вкладывает ни копейки. Десятки тысяч первичек содержим. У нас структура — как когда-то в КПСС: есть политбюро — правление, есть обкомы, есть райкомы… Выборная система, президента выбираем на 5 лет. И у нас всего одна федеральная льгота — не платим налог на объекты собственности. Зато область поддержала: сняли 4 процента с налога на прибыль. А с 2006-го государство обещает избавить нас от налога на землю. Это будет большой плюс: «Электросвет» сэкономит 15 миллионов в год — за производственные площадки, да еще и три базы отдыха. Ведь мы ничего не продали, ничего не растеряли в смутное время. И жилые дома для инвалидов строим за свой счет: в Новошахтинске — два, в Батайске — три, в Красном Сулине — три, в Таганроге — четыре. — Выходит, Вы действительно себе «теплое» место нашли? — Да уж, «теплое»… В 1998 году «Электросвет» представлял собой один завод в Батайске. Предприятие работало всего 10 дней в месяц. По 3-4 месяца задерживали зарплату. В то время и другим было тяжело, ну а слепых кидали по полной программе. Но была хорошая производственная база: огромный цех на 26 тысяч квадратных метров, административно-бытовой корпус. Три других завода притулили к нам позже, когда экономика там завалилась. А когда я пришел в 1998 году, то понял — куда там соваться с нашим товаром?! Нас никто не ждет на этом рынке. Сегодня бизнес — это мрак, а для предприятий, которые работают прозрачно, — мрак в квадрате. «Электросвет» — это вам не любимчики власти, которых облизывают со всех сторон. Когда у тебя штаны дырявые, поди, попробуй деньги заработать. Спасли энтузиазм и некоторая деловая прозорливость. — Сейчас в ваших партнерах такие «монстры», как Автоваз. И как Вам это удалось? — И Автоваз, и ГАЗ, «Рослада» в Сызрани, ЗИЛ, ЗАЗ на Украине, Волгоградский тракторный завод, Владимирский тракторный, Ростсельмаш... Основной вид нашей продукции — выпуск автожгутов для автомобильной и тракторной промышленности. — Юрий Александрович, простите за вопрос, но я спрошу: вот Вы приезжаете к потенциальному партнеру, а он весь из себя успешный такой. Неужто нет настороженности к незрячему человеку? — Да не то слово! Были и такие, что с ходу заворачивали — вы что подаяние сюда пришли просить? Что вам тут церковь? Я им: «Подожди, про церковь потом». Показываю продукцию, техническое описание, образцы, буклеты… Конкурентов у нас навалом, и все зрячие. Но держимся потому, что так поставлен менеджмент. Два года мы внедряли систему качества по стандартам ИСО-9002, установили новейшее оборудование и в 2001 году получили соответствующий сертификат. Без этой системы партнеры не подпускают и близко.

Особый контингент

— В том-то и дело, что весь мой коллектив — особый. Психика у людей нарушена, вы поймите. Инвалидность — это постоянный раздражитель. Тяжелый контингент. Убеждали заработной платой. У наших инвалидов есть огромное преимущество — это трудолюбие. Если он понял, что можно заработать, будет пахать день и ночь. Причем беспрекословно. Работать будет, пока вперед ногами не вынесут. Работа для слепого — вторая жизнь. Инвалидов берем всех. Сначала на испытательный срок, потом как пойдет. Из 1070 работающих в коллективе 560 инвалидов — почти половина. А раньше были очереди, до 100 человек доходило. Но сейчас работают все, кто хочет. И деньги платим приличные. Рабочие получают 5-6 тысяч. На конвейере Ростсельмаша меньше получают. Но это с одной стороны хорошо, что все держится на желании заработать, а с другой-то плохо. — А что плохого? — Так ведь я бизнесмен все-таки, ребята. Мне расходы сокращать надо бы, объемы производства поддерживать. А это трудно. Слепому ведь нужно дополнительное время, чтобы освоить новое производство. Определенные условия, специальные рабочие места. Да и в командировках я чаще бываю, чем на своем предприятии — без этого развалится дело. Только так можно видеть перспективу, чувствовать, чем дышит твой партнер, принимать решения, а уж дальше топтать его исполнение помощниками. — Но как Вы проверяете бухгалтерию? Неужто все в голове держите? — Баланс, знаете ли, не обманешь. У меня есть свой номенклатурный отдел. Решения протоколируются, назначаются сроки их исполнения. Каждое вывешивается на карточках. Люди видят их каждый день. Когда подходит срок исполнения, мне докладывают об этом, напоминают. А потом — дело техники. Ну и голова не пустует, конечно.
— У Вас директорский «ниссан». А «мерседес» иметь пока слабо? — Я в этом «ниссане», можно сказать, живу. А на «мерседесе» моя жена ездит — купил, когда еще в банке работал.

Юлия БЫКОВА


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна