ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Виктор Макушин: «Мы всегда были агрессивной фирмой»

Категория: Общество, Наши люди  |  автор: admin
— Инвестиции в предприятия будут возможны тогда, когда мы получим гарантии безопасности со стороны местных властей, — заявил в ответ Виктор Макушин. В середине ноября МАИР объявил, что в ближайшие 2-3 года компания намерена вложить в свой ростовский актив около $80 миллионов. К 2010 году мощности красносулинского металлиста могут достигнуть 1,2 миллиона тонн стального проката в год. О своих сегодняшних взаимоотношениях с властями президент МАИР Виктор Макушин рассказал «ЮР». Любовь и деньги — Были ли получены те гарантии безопасности, о которых вы говорили несколько лет назад? Как сегодня складываются отношения с донскими властями? — У нас были проблемы, когда полпредство ЮФО возглавлял Виктор Казанцев. Сейчас у нас нет конфликтов. С нынешним мэром Красного Сулина взаимодействие нормальное, полпредство нам не мешает. Хорошие рабочие отношения с областной властью. Если возникают проблемы — мы приходим, разбираемся и находим решение. — В Красном Сулине мне удалось пообщаться с представителями местной прессы. И многие мне заявили, что СТАКС в городе якобы не любят. Вы ликвидировали мартеновские печи, сократили в несколько раз штат. В чем дело? — Мартеновские печи планировали закрыть еще 30 лет назад. Продукцию, которую они позволяют получить, невозможно продать. Лучше бы вспомнили, когда МАИР туда пришел — сколько лет люди не получали даже мизерную зарплату вообще. И только с нашим приходом завод заработал, у людей появилась регулярная нормальная зарплата. Я объясняю людям, что мы находимся с ними на одном корабле и каждый должен делать свою работу. Я не кудесник, и свою зарплату каждый должен заработать сам. — А на металле и металлоломе сегодня можно хорошо заработать? — Сегодня не время зарабатывать на металлоломе. Поэтому сейчас я бросил основные силы на реструктуризацию этого бизнеса. В частности, за последний год сократил управленческий персонал МАИРа в 2,5-3 раза. За счет реструктуризации я получу рост рентабельности, в то время как в целом в отрасли она будет сокращаться. Что касается других бизнесов, то сейчас мы получаем хорошую прибыль. (В 2007 году Виктор Макушин по неофициальной информации, собирается получить с 4 своих предприятий до $25 миллионов чистой прибыли — «ЮР»). Работа на свалке — В этом году вы в первый раз были на заводе. Как впечатления? — К сожалению, я не ходил по всем цехам. Но то, что я увидел — это лучше, чем было раньше. Я доволен. — Вы взяли на экскурсию своего сына. Что вы хотели, чтобы он увидел на предприятии? — Он сам захотел приехать. Он очень хочет понять, чем занимается папа. Он увидел производство, людей, которые трудятся здесь, огромные агрегаты. Больше всего ему понравился процесс разливки: жидкий металл, искры — и затем появление готового изделия, квадрата. У него очень много впечатлений. — Вы работаете на рынке вторичных ресурсов, где достаточно остро стоит проблема сбора отходов и свалок. И опять же многие винят в этом власти. — Основная проблема свалок — это пищевые отходы и химические. Но если первые перегнивают, то химические накапливаются. Государство пока не занимается этими проблемами. Мы тоже их не касаемся, так как пока для нас это экономически не выгодно. Другое дело — опасные виды металла, в частности аккумуляторы. Мы бы могли взяться за их утилизацию. Но во всем мире сбор аккумуляторов дотируется государством: вторметам за каждую утилизованную единицу платят деньги. У нас ничего подобного нет, и проблема нарастает. — Как вы думаете, с чем это связано? — На самом деле где-то на самом верху порядка стало больше. Зато на нижнем уровне власти бардак в стране колоссальный. Закон не соблюдается, повсюду коррупция и взяточничество. В результате любая проблема становится трудноразрешимой. Я приведу в пример обыкновенное воровство. На предприятии в Польше у нас наконец-то своровали. Унесли несколько сот тонн металлолома. Пришла польская полиция и без всяких взяток провела расследование. Через неделю нашли виновных, которые теперь нам возвращают украденное. Представьте себе такую ситуацию в России или на Украине. В лучшем случае у вас примут заявление. Делать вообще ничего не будут бесплатно. В своей среде… — У вас есть производственные активы, как в России, так и за границей. Чем отличается ведение бизнеса за рубежом? — За границей 90% времени ты тратишь на бизнес и 10% на все остальное? А в России 70% времени занимаешься всем остальным, и в лучшем случае 30% — бизнесом. — С кем из крупных российских бизнесменов вы сегодня общаетесь и каковы настроения в российской бизнес-среде? — Общаюсь я со многими. Мне не хотелось бы называть имен. Но знаком лично с каждым третьим из первой сотни. Сегодня настроения в бизнес-среде неоднородные. Те, кто в монополиях — то есть фактически уже находится под государством, — понимают — сиди тихо, не высовывайся и будешь при деньгах. Те, кто создавал бизнес сам, у кого не было халявы, весьма обеспокоены. Обеспокоены отношением общества к бизнесу, тем, что по-настоящему поддержки от государства для конкурентоспособного бизнеса нет. Конечно, уже нет такого ощущения, что ты один бьешься, и каждый чиновник видит в тебе объект для разграбления, как это было еще 3-4 года назад. Сейчас уже у многих появляется понимание, что мы все — и бизнес, и власть — сидим в одной лодке. Однако тревожит неопределенность. Раньше предприниматель знал, что вокруг все враги: бандиты, чиновники, конкуренты. Понимал — чтобы выжить, должен воевать. И пока бизнесмен хорошо воюет — его бизнес жив. Сейчас бизнес четко ощущает: если властные кланы захотят раздавить, то у них сегодня столько полномочий, что раздавят легко. Это ощущение многих гнетет, не дает свободно заниматься бизнесом, развивать экономику. Зубастый МАИР — Но вас и самих трудно назвать «беззубыми» персонажами. Например, вас вносят в списки крупнейших российских рейдерских компаний? — Честно говоря, первый раз это слышу. Да, я считаю, мы всегда были агрессивной фирмой. А кто сказал, что МАИР — пушистый? Нет, мы, конечно, всегда готовы к жесткой борьбе с противником, подчеркну, до его конца. Приехать и быстро скупить акции интересующего нас актива, забросав деньгами, устроив PR-кампанию — это мы можем. Но подделка документов или липовые уголовные дела — это не наш метод. Я не считаю себя рейдером. — А чьи акции вас интересуют в данный момент? — Мы уже год не занимаемся покупкой предприятий. Сегодня я знаю, кого бы мог приобрести за границей, например, в Германии или Польше. Но я переживаю, что у меня нет пока свободного миллиарда долларов. А внутри России интересных нам предприятий нет. Конечно, практически нас сегодня могут заинтересовать активы, которые, например, продаются по-дешевке. Но специально мы ни к кому не присматриваемся. У нас и так довольно большая доля: на Украине это примерно 4-5%, в России — 8-9%.

Досье «ЮР»

Виктор Макушин входит в сотню богатейших людей России (по версии журнала Forbes). Состояние оценивается в $310 миллионов. Считает себя нетипичным бизнесменом, никогда не умел водить автомобиль. Когда-то пробовал водить танки Т55, Т72. Может «сесть, завести и поехать». В 1987-м будущий миллионер закончил Московский институт стали и сплавов. Учился в аспирантуре. Защитил диссертацию. Увлекался математикой. С 1992 года стал заниматься предпринимательской деятельностью, основав небольшую торговую компанию. Сегодня Промышленная группа МАИР является крупнейшим в СНГ и одним из крупнейших в мире переработчиком вторичных черных металлов. В группу также входят Сулинский металлургический завод («СТАКС», Ростовская область), Верхнесинячихинский металлургический завод («ВСМЗ», Свердловская область), Арматурный завод им. Ленина («Арзил», Ставропольский край) и Загорский лакокрасочный завод («ЗЛКЗ», Московская область). Объем реализации товарной продукции МАИРа в 2005 году составил $680 миллионов. Женат, воспитывает 4-х детей. Все в цифрах 3 раза меньше руководителей стало работать в МАИР в этом году. 4 промышленных предприятия работают в МАИР. 25 миллионов долларов чистой прибыли планирует получить Виктор Макушин в 2007 году со своих металлургических активов. 78 процентов рынка занимает МАИР на рынке порошковой металлургии в России. 200 миллионов рублей удалось сэкономить МАИР за счет внедрения новой системы управления предприятием.

Екатерина Никишкина


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна