ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Первые шаги на пути в тысячу миль

Категория: Культура, Наша культура  |  автор: admin
— Где пока «живет» театр «Современник»? — Мы делим территорию бывшего парламента вместе с ТЮЗом и министерством культуры. Семь комнат — это сейчас вся территория театра. С нами стали считаться, когда заметили и отметили на разных фестивалях. Ввели в бюджет и вроде бы дали нам площадку, но заодно дали ее и ТЮЗу. Детский театр перекочевал из Грозного, здание поставили на их баланс. Мы ждем свое собственное здание. — В таких условиях очень трудно удержать актеров, сохранить труппу и тем более двигаться вперед? — Была такая пора, когда мы закончили московское Щукинское училище и уже были ингушской студией «Современник». Проще всего было разбежаться по московским театрам: ребята хорошие — естественно, нас приглашали. Я взывал к патриотизму: мы должны отталкиваться от своих корней, вернуться в республику и добиваться статуса государственного театра. Дома ничего не было — ни территории, ни денег, ни зарплаты. Мы просто голодали, когда ездили на гастроли. Днем все хорошо — отыгрывали неплохие спектакли, нам преподносили цветы, а вечером мы собирали копейки, чтобы просто где-то перекусить. Многие и не выдержали — ушли. Я просил у ребят два года. Через два года все и стало нормально. Начинали-то работу за сто-двести рублей… — А сегодня у вас какие зарплаты? — Сегодня у нас заработная плата профессионального актера пять тысяч. Ведущие актеры могут получать и больше. — В Ингушетии театр понимают? Ведь у вас далеко не простые спектакли. — Нас любят. Мы принципиально делаем то, что считаем нужным и правильным, как бы это нам не было трудно. Мы ведем зрителя за собой, работаем с ним. Пусть у нас не всегда полные залы, но к нам приходят люди, которые хотят поразмыслить, а не просто так отсидеть в зале. Таких людей не много, потому нам и сложнее, чем другим театрам. Выпускаем два-три спектакля ежегодно. Сейчас их в репертуаре уже 13. На самом деле их было больше, но неудачные сами сняли. — Общая идея театра есть? Концепция какая-то? — Девиз у театра только один — создать по-настоящему профессиональный театр в Ингушетии. Я не хочу никого задеть, упаси боже, никаких акцентов не расставляю. Но профессиональных театров очень мало. Считаю, что наш, сегодня, стоит на высокой ступени, но до верха еще далеко. Именно поэтому я много времени провожу в Москве. Главная цель для республики — как можно больше получить свежих кадров, устроить студентов на различные факультеты московских вузов, получить целевые места и всеми возможными способами вернуть потом в республику, чтобы они не сбежали. Студенты учатся и на продюсерском, и на музыкальной режиссуре, и на актерских факультетах, и на сценографии, и даже на театроведческом. В республике-то нет профессиональных театроведов. Когда пишут и выступают по телевидению без знания театра, начинают рассуждать, то нехорошо становится. А мы всем своим студентам стипендию платим, хотя и не богаты. — Ваши спектакли по сценографии всегда скупые? Это принцип? — Нет. Не обязательно. Наш спектакль, который взял в 2000 году первое место на Международных дельфийских играх в Москве, идет на ингушском языке и сделан по роману моего деда И. М. Базоркина, для провинциального театра весьма дорогой. Нам только сценография обошлась приблизительно в 12 тысяч долларов — две с половиной тонны декораций. Если бы его делали в Москве, то это было бы на порядок дороже. — Как Вы стали режиссером и руководителем театра? — Закончил филфак Грозненского университета, преподавал. Судьба складывалась сложно. Занимался бизнесом. А после войны, в 1992 году я остался без ничего, стал беженцем из Пригородного района Владикавказа. Оказался в плену. Когда вышли из плена, у меня даже не было документов. Я «ходил по крови», и много чего было. Но никогда ни с кем не воевал. Дома всегда учили: нет плохих национальностей — есть плохие люди. Осталась какая-то обида на прошедшее. Я люблю Владикавказ и тоскую по городу, в котором знаю каждый камешек, так как долго жил там. И, конечно, мне грустно, что я не могу туда поехать. Мне было непонятно, почему я, законопослушный гражданин, никому ничего плохого не сделавший, должен был покинуть его. В Назрани у нас ничего не было. Но как раз в это время набиралась в Щукинском училище ингушская студия. А я мечтал о театре всю жизнь. Казалось, уже много лет, чтобы что-то менять кардинально. Но судьба сделала поворот. Меня обманул хороший друг, сказал: «Москва — город больших возможностей. Ты поезжай, зацепись, а я подъеду, и мы начнем что-то делать, раскрутимся». Через год, когда все стало получаться в институте, уже не хотелось, чтобы он подъезжал и что-то менялось. Но оказалось, он с самого начала и не собирался приезжать. Так я закончил актерский факультет. Потом режиссерский. Теперь вот продюсерский — до сих пор учусь заочно. Мне это нужно. Все меняется, и надо чувствовать эти изменения — сегодня появляются такие технологии, которых вчера и не было. Когда я восемь лет назад приехал домой и сказал, что буду создавать современный театр в Ингушетии, надо мной смеялись все, даже мои близкие: какой театр, кругом разруха. И вот театр «Современник» уже есть. Выходим на новый уровень: на его базе создаем первый в Ингушетии музыкально-драматический театр.

Наталия ЗОГРАБЯН



 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:


НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2019 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна