ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Вечные ценности под «Белыми флагами»

Категория: Культура, Наша культура  |  автор: admin
— Страна стала Вас узнавать после съемок в фильме Данелия «Не горюй»? — Это праздник, который всегда со мной: такая славная была атмосфера на съемках. На площадке собрались «сливки» актерского мастерства — русские, грузины, армяне. Я сейчас смотрю фильм, и очень больно: многих уже нет среди живых. Кикабидзе, Вертинская, я — и еще немногие остались. Георгий Николаевич Данелия создал такую дружескую атмосферу! Помните, в течение фильма все время все пьют и кутят. Он сказал: «Чтоб я не видел, что продукты, которые использовались на съемках, были несвежими». Настоящее вино, настоящий поросенок, никаких муляжей. А когда так делается, никто не злоупотребляет. Пили в меру. Интересно, кстати, мы закончили съемку и фильм стали дублировать. По-русски правильно все озвучили, но что-то потерялось. Соль какая-то, колорит. Решили, давайте мы сами озвучим по-русски, и правильно поступили. Этот акцент грузинский потом повторяла вся страна. — И все же Вы считаетесь не столько актером сколько режиссером? — После армии я четыре года работал в театре имени Морджанишвили: сначала в помсоставе, а потом помощником режиссера. Меня воспитали как сына полка. А однажды, случайно на улице меня встретил тогдашний министр культуры и сказал: «Слушай, Кавтарадзе, в Батуми нет главного режиссера, не поехал бы ты туда?». Он сказал это как-то между прочим. А я подумал: «Вах, а почему бы и нет». Мне было 28 лет, хотя и сомневался — как это я буду иметь свой театр? Но на следующее утро пошел к нему и спросил: «Это правда, то, что вы мне предложили?» А он уже даже забыл. Но очень обрадовался и согласился. Так я стал самым молодым главным режиссером в СССР. И работал в Батуми четыре года. Потом был главным в Кутаиси, Сухуми, Тбилиси. В ту пору не больно-то позволяли экспериментировать в театре. Это позже все стали к каждому спектаклю искать некий необычный подход. А я поставил там один из самых любимых своих спектаклей — «Двенадцатую ночь» Шекспира. Действие я перенес в… цирк. Все герои были цирковые артисты. Орсино поднимал гири, от трепетной любви — энергию некуда девать, Мария запрягала сэра Тоби и прочих, как дрессировщица. Забавный и очень неожиданный получился спектакль. — Это Ваш, условно говоря, почерк — пьеса нужна как повод для фантазии? — Я бы так не сказал. Всегда стараюсь вытянуть авторскую задумку разными путями. Многие мои спектакли последних лет называются «версия». Однажды меня спросили: «В чем состоит ваш стиль?» Я ответил: «Мой стиль — не иметь стиля». Так и сейчас считаю. Когда режиссер становится одинаковым — это и называют стилем. А стиль должен быть у каждого конкретного спектакля, и зависит он часто от актеров. Знаете, в последнее время наши братья актеры и режиссеры научились как-то много и красиво говорить. К чему я это говорю: создание спектакля — то же самое, как пишется стихотворение. Как это зарождается? Не знаю. Рассказать о рождении спектакля не могу. — И все-таки, почему сегодня Вы ставите «Белые флаги» в Таганроге? — Это другой вопрос. Ставлю здесь уже пятый спектакль. После чеховского фестиваля 1994 г. меня приглашают в Таганрог. Начинал с «Крестного отца» по-русски: перенес действие в Россию, потом был «Царевич Алексей», «На дне», «Гамлет». А сейчас решили, что нужно что-нибудь грузинское. Хорошо знаю местную труппу — в инсценировке много мужчин, и роли удачно распределялись на актеров. В этом театре меня уже давно принимают так, будто я здесь живу. —Как-то так случилось, что наши страны «разъехались» в разные стороны. Не обидно? — То, что происходит, просто глупость. Наш нынешний президент все время что-то ненужное придумывает. Итог плохой. Я не стесняюсь этого говорить. Смешно же, Европа объединяется, а мы были объединены и все разрушили. Но в искусстве мы не обращаем на это внимание. Работаем в России: и я, и Стуруа, и Чхеидзе, многие здесь и живут. Русский театр — это не только русский театр. Так же грузинский никогда не был только грузинским. Всегда шло глобальное взаимное обогащение. Вот пример понятности того же Думбадзе не только в России. Спектакль «Я, бабушка, Илико и Илларион» БДТ повезли в Лондон на русском языке. Думали, как англичане поймут эту грузинскую притчу. Но там есть фраза: «Что ты переживаешь, Кутузов был одноглазый, а войну выиграл». Думбадзе предложил вместо «Кутузов» сказать «Нельсон». Англичане так зашумели, обрадовались, когда услышали эти слова… И в нашем спектакле «Белые флаги» я многие специфические детали из грузинской истории меняю на местные реалии, и он в инсценировке приближается к вам. И еще я всегда помню, что любая пьеса — это действие, а не разговор на сцене. Она должна быть не только понятна, она должна захватывать зрителя здесь и сейчас. Мои спектакли — это всегда действие. — Нескромный вопрос: режиссер может быть богатым человеком? — Это художник, композитор, актер, писатель могут быть бедными. Режиссер должен быть богатым, чтобы ни от кого не зависеть, быть свободным в своих планах и делах. Потому что остальные творческие люди — индивидуальные. Писатель закрывается в «каморке» и пишет. Грубо говоря, у голодного даже лучше получается — без боли он не может. Режиссер — профессия, объединяющая многих и многих. И здесь нужны большие деньги. Я, к сожалению, человек не богатый. — За рубежом Вы много ставили? — Было время — много. В Болгарии, Чехии, Словакии. Грузинская классика пользовалась успехом всегда. В те времена это не приносило финансового капитала, но было очень важно для общения. Хотя я знаю — лучший театр — был советский театр. — Почему так много великих грузинских режиссеров. Менталитет у вас такой? — Кажется, Пастернак сказал, что любой грузинский поэт — дважды поэт. И гораздо больше это относится к актерам. Но все равно я не понимаю, что значит «театр грузинский» и «театр русский», да хоть марсианский, лишь бы увлекательный и профессиональный. Если говорить о разнице между грузинскими и русскими актерами, то она в разной театральности — грузины больше ориентируются на интуицию, русские — на логику и понимание того, что они делают. Грузины больше любят монологи, а русские — диалоги. А в данном спектакле с русскими актерами, но в грузинском тексте, еще раз хотелось убедиться, все-таки, что доброта — это самое ценное, что есть у любого человека. Думбадзе напоминает — в каждом человеке, даже самом страшном преступнике, есть что-то человеческое — он умудряется вызывать симпатию и сострадание ко всем. И я хотел этого добиться на сцене…

Наталия ЗОГРАБЯН


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна