ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Все мы вышли из гоголевской «Шинели»

Категория: Культура, Наша культура  |  автор: admin
Встреча состоялась в Ростовском молодежном театре, где приглашенный Александр Шаровский к открытию сезона проводил репетицию нового спектакля по пьесе Людмилы Разумовской «Бесприданник или брачное агентство». — Бакинскому русскому театру уже 75 лет. В свое время его создали ученики Мейерхольда. В нем же работали Раневская, Жаров и многие другие великие русские актеры. Баку — интернациональный город, и так исторически сложилось, что русский язык всех объединял, а театр был своеобразным культурным центром и средоточием театральных традиций. — И остался таковым? — Конечно, остался, слава богу! Был ужасный период, когда после известных трагических событий люди перестали ходить в театр. В этот момент я и стал его руководителем. Уж лет 15 прошло. Публику возвращали в зал шаг за шагом и разными путями. Прежде всего, неимоверной работой — в сезон выпускали по 10-12 спектаклей. — Ого! Таких «заводов» по изготовлению творческой продукции и в России нет. — Но положение было отчаянное, настроение неважное. Казалось, интерес к русскому языку угасал. Но в какой-то момент произошел обратный перелом. Все попробовали английского языка, турецкого. Выяснилось, что все равно самая близкая культура Азербайджану — русская. Мы все вышли из одной гоголевской «Шинели» — и культура, и образование у нас общие. — Вы живете лучше, чем российские театры? — Сейчас публика вернулась в зал. Но она другая — это не те эстетствующие театралы 60-80-х годов. Лицо ее поменялось. И театр играет для той публики, какая есть. Приходится выстраивать такую репертуарную линию, где есть и серьезные пьесы, и комедии, и много пародийных спектаклей-шоу. Мы — государственный дотационный театр. Наши актеры получают такие же небольшие зарплаты, как и в России. Выручает их популярность и востребованность: они снимаются в фильмах, клипах, участвуют в разных модных презентациях. Я не мешаю им зарабатывать деньги на стороне. — Творческий народ импульсивный. Как у Вас складываются отношения в труппе? Нет протестных подводных течений? — Я давно на сцене. Начинал свою карьеру 38 лет назад актером. Я такой старый театральный «крыс» — все видел и знаю в театре. С самого начала прекратил всякие интриги. Не даю возможности гнойным опухолям разрастись. Интриг ведь нет тогда, когда ими некогда заниматься. Пришел в театр — репетируй. Если у актеров есть свободное время — это конец творческой атмосфере. У нас все работают как лошади, да еще, как сказано, подрабатывают на «халтурах». — Как Вы относитесь к программе российского президента — помощи русским театрам за рубежом? — Собственно, так я попал в Ростов. 7-8 июля в рамках этой программы, с участием Министерства культуры Азербайджана была проведена совместная акция — приезд нашего театра со спектаклем в Ростов. Ваша публика нас приняла хорошо. Видимо, потому директор Ростовского молодежного театра и пригласил меня на постановку. — И все-таки, что должна дать программа? — Сама программа помощи русским театрам мне не очень понятна. С одной стороны — идея хорошая. Но те, кто сделали эту программу, превратили ее в какой-то невнятный документ. Не спросили же, что нужно театрам? Беру свой. Нам давно нужны нормальные гастроли по России. А нам звонят из Москвы, спрашивают: «Хотите, мы вам пришлем педагога по сценической речи»? Понятно, что мы здесь на юге говорим не совсем так, как надо — южная речь особенная и имеет свою специфику. Но мы же должны оплатить дорогу и проживание педагогу. А репетиции в театре каждый день, все площадки заняты, на дополнительную учебу и времени нет. Зачем мне такая помощь? Но другой пока не предлагают. — Какие самые яркие воспоминания у Вас связаны с театральной жизнью? — Таких впечатлений много. Мне приходилось общаться с замечательными людьми. Я снимался вместе с Юрским, Дуровым, дружу с Сеней Фарадой. Но на всю жизнь запомнил два вечера в Тбилиси, когда мне удалось познакомиться с живой легендой — великим Сергеем Параджановым. Бакинский театр был на гастролях в Грузии. В спектакле «Святой и грешный» я был сорежиссером и еще играл черта. Параджанов был в зале, ему понравилась игра. Он пригласил нас к себе домой. Это были два незабываемых вечера. В центре города — маленький итальянский дворик. На втором этаже балконы-веранды, и на одной из них беленая «халупка» его квартира. На одной из стен была выложена из ветоши и прибита пивными крышками изумительная по красоте картина. Он рассказал, смеясь, что ее пытался купить за большие деньги знаменитый Тонино Гуэрра (сценарист Феллини). «Но снять же нельзя — она рассыплется». Сам он много и парадоксально говорил и шутил. И все время приходили гости. Не дом — проходной двор. Вдруг, после полуночи, пришли какие-то японцы, одетые как на самурайских картинках — такие лакированно красивые. Прямо с поезда пришли к Параджанову. Через переводчицу заговорили о сюрреализме. Он слушал, а потом говорит: «Все это ерунда. Сюрреализм — это полное ведро ногтей». Оказывается, когда он сидел в тюрьме, был такой день — по всем камерам стригли ногти. Процедура заканчивалась в его камере, где он и видел это полное ведро ногтей. Он показал и свои знаменитые фотоколлажи. Один вызвал бурю смеха. На нем был изображен сам Параджанов на земле, в воздухе, на крыше и дальше в небе у звезд. «Это мое состояние перед приездом Брежнева». Тут зашел еще один человек. Параджанов его представил — директор ювелирной фабрики и предложил подарить гостям ведро своего брака. Тот обещал сделать это в следующий раз. Так два раза за вечер в разговоре парадоксально профигурировало слово «ведро». Вот вам и сюрреализм. — Есть ли у Вас какой-то девиз, который помогает жить? — Как говорил мой дядя: бери от жизни все, что можно, и чуточку чего нельзя. Так интересней.

Наталия ЗОГРАБЯН


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна