ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

«Я ужасно не люблю страдать»

Категория: Культура, Наша культура  |  автор: admin
— Мне как-то не хотелось начинать разговор с того, о чем все говорят. — Все равно спросите. Больше года назад похитили и убили моего сына. Я ехал в поезде, мне позвонили, сказали, что сына выкрали, требуют выкуп в сто тысяч долларов. Убийцы требовали выкуп, а сына уже не было… А несколько месяцев назад погиб один из убийц — одноклассник моего сына. Весь первый год, что мы жили без Вани, я строил часовню Ивана-воина, покровителя нашего рода. Просто понял, что только так смогу дышать. Строил не один — слухи о моих гонорарах преувеличены — помогали друзья. Часовню уже освятили. Она на территории школы, где Ваня учился. — Вы потомственный астраханец? — Мои предки спускались в эти края из Рязани. Я многое знаю о своих пращурах. Знаю, что дворянин-полковник выиграл в карты для своего денщика — моего прапрадеда — его будущую жену. Знаю, что моему прадеду принадлежал бондарный завод в Астрахани, а когда его экспроприировал «восставший пролетариат», остался там сторожем. И погиб, отбиваясь от тех, кто пытался завод ограбить. И сын всегда знал, что надо быть сильным, достойным человеком. Когда мы поняли, что тот, кто в итоге стал его убийцей, пытается в классе всем показать, «кто в доме хозяин», то хотели Ваню из школы забрать. А он сказал: «Нет, я не боюсь». И сейчас, после недавней смерти убийцы Вани, меня и милиция, в том числе, предупреждает, что все может быть, а я не хочу поддаваться тем, кого душит злоба и зависть. — Фантастика — это ведь уход в иные «эмпиреи», некий отрыв от действительности, верхние слои атмосферы, рай… — Да, и дорога из рая в ад оказалась короткой, вы это хотите сказать. Понимаете, я ужасно не люблю страдать, никогда бы не хотел так жить. И вот что они со мной сделали. Но ведь фантастика — это литература свободы. Для меня еще и защита от «окружающей среды». И вовсе не потому, что я предпочитаю эту среду не замечать, а потому, что я не хочу ей соответствовать. Думать, что все мы «гайки великой спайки» меня никто и никогда не заставит. Во мне же и кровь казаков есть. — И по этому поводу — усы? — Усы у меня с детства. Я к «движению ряженых» отношусь с раздражением, а к воинской доблести, которую казаки являли в трудное для России время, — с уважением. Другое дело, когда я бываю на наших писательских конвентах-съездах, меня иногда заставляют играть роль лихого казака. — Расскажите, как это? — Да обыкновенно. Сажают на лошадь, дают в руки саблю, и вперед. В Харькове, помню, вообще кольчугу напялили. В Болгарии посадили на фуникулер, а я страшно боюсь высоты. Повлек он меня высоко, а когда, слава богу, благополучно спустился, оказалось, что надпись была упреждающая, что сей механизм «травмоопасен». — Так это что, тесты на писательскую зрелость? Вам вообще какое определение на ум приходит, когда говорят «фантаст»? — Пьющий. Не смейтесь. Прямо напасть какая-то — непременно надо всех, кто на «конвенте», споить. — Горькая русская стезя. Кстати, давайте поговорим о трудностях перевода. Ваши книги вышли в Польше, Болгарии, Чехии… — И в Испании тоже. Трудности есть. Кот, скажем, у меня говорит: «Получи, фашист, гранату!». Сразу у старательного переводчика вопрос: «Это война, опасность, террор?». Попробуй, объясни. Я и сам перевожу и тоже мучаюсь, правда, по другому поводу. Меня угнетает невыносимая «прелесть простоты» предлагаемых сюжетов. Приходится препарировать, разбирать по частям и заново складывать в более сложные конструкции. — Вот-вот, все нам сложность подавай да разговоры о вечном. — Неинтересно сегодня выслушивать ответы на вопрос: с кем вы, мастера культуры? Интересно окунаться во что-то новое. — Вас вот основоположником юмористической фантастики называют. Приятно осознавать себя первопроходцем? — Родоначальник веселой фантастики — Гоголь. Конечно, понимаешь это с годами. Потом Булгаков. Плохо, когда их причисляют к «политизированным» писателям. Это же не Стругацкие. Те да, из книги в книгу искали светлое будущее и верили, что найдут. И непременно заканчивали повести «страдательно». — Так сюжет, видимо, «ложился». А у Вас как фабула придумывается? — Во сне. Мне все герои и истории снятся.

Татьяна ГЛЕБОВА


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна