ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Кавказский Азеф

Категория: Политика, Утечка информации  |  автор: admin
В прокуратуре пропажу Руслана Нахушева официально квалифицировали как похищение, так как признаков возможного убийства нет. Персона Нахушева была слишком хорошо известна в республике, его исчезновение не могло пройти незамеченным. Новый президент КБР Арсен Каноков за несколько дней до этого заявил, что рассчитывает на помощь правозащитника в урегулировании кризиса взаимоотношений власти, силовых структур и подавляющей части молодежи республики. Среди тех, кто знал директора Института исламских исследований и координатора общественной организации «Российское исламское наследие», ходит несколько версий исчезновения. Правозащитники говорят, что Нахушев тайно похищен или даже убит сотрудниками правоохранительных органов, которых давно раздражала его деятельность. Недоброжелатели бизнесмена утверждают, что испугавшись разоблачения в пособничестве террористам, он сам подался в бега. Обе точки зрения выглядят достаточно правдоподобно. Руслан Нахушев занимал в Кабардино-Балкарии особое положение, до последнего времени умудряясь балансировать между лояльностью действующей власти и активной защитой прав молодых верующих, чьи взгляды расходились с позицией Духовного управления мусульман. С одной стороны, он как бывший чекист имел хорошо налаженные связи в правоохранительных структурах КБР, вел с ними обмен информацией. С другой — оказывал покровительство исламским деятелям, которых в народе принято называть «ваххабитами». Лучше всего эту позицию характеризуют слова, сказанные самим Русланом Нахушевым во время одного из интервью по поводу боев в центре Нальчика: «Мне одинаково жалко и тех, на кого напали, и тех, кто вышел на улицы. Потому что и те, и другие — часть нашего общества. Погибли очень хорошие мои знакомые из правоохранительных органов — это были лучшие сотрудники. Я глубоко соболезную их близким. Как и родственникам тех, кто участвовал в нападении».

Страх № 1

Биография Руслана Нахушева чем-то напоминает судьбу другого «человека-загадки» — Евно Азефа. Над тем, кем на самом деле являлся Азеф — политическим деятелем времен царской России, основателем партии эсеров, сотрудником секретного департамента полиции, провокатором, главой боевой организации и руководителем ряда терактов — до сих пор ломают голову историки. Руслан Нахушев окончил Высшую школу КГБ и Академию службы внешней разведки. В 1980-х был резидентом в странах Северной Африки, в начале 1990-х уволился из спецслужб и занялся бизнесом. Во время первой чеченской кампании участвовал в освобождении заложников. При посредничестве Нахушева из чеченского плена было освобождено около 180 военнослужащих и гражданских заложников. Пленных вызволяли за деньги. Но, как стало известно «ЮР», суммы, запрашиваемые из Центра, чуть ли не на порядок превышали те, что РУБОПовцы отдавали в руки боевиков. Таким образом некоторые правоохранители получали неплохую маржу при посредничестве. Нахушев, как опытный чекист, скрупулезно вел учет этих операций, поступление и расходование средств и, как говорят, скопил большой объем компромата на многих силовиков. Что в дальнейшем ему пригодилось, когда он основал и возглавил Кабардино-Балкарский институт исламских исследований. Под крышей этой организации стали собираться люди, находящиеся в оппозиции к местному Духовному управлению мусульман (ДУМ) и говорящие о некомпетентности и низком моральном уровне его представителей. Сами молодые мусульмане новой формации, которых называли то «ваххабитами», то просто «молящимися», к религиозным предписаниям относились очень серьезно, отличались дисциплиной и сплоченностью. Благодаря чему их община — «джамаат», постепенно превратилась в серьезную силу. По признанию самого Руслана Нахушева: «джамаат подавил все преступные организации, которые здесь были в 90-х». — Тогда очень сильно был развит рэкет. В милицию жаловаться не было смысла, потому что она работала заодно с рэкетирами. И люди шли за справедливостью в джамаат. Верующие заступались — не за деньги, а во имя справедливости. И для преступных сообществ джамаат был страхом № 1. Так или иначе, но «молящиеся» стали страхом № 1 не только для преступников, но и для правоохранительных органов КБР. Достаточно сказать, что заместителями Нахушева в институте были такие известные личности, как Анзор Астемиров, обвиняющийся в прошлогоднем нападении на республиканское управление наркоконтроля и участвовавший в октябрьских боях в Нальчике (в розыске) и лидер «Джамаата КБР» Муса Мукожев, который давно находится в подполье. Эти связи Нахушева не остались незамеченными: его фамилия среди почти 400 других была включена в «список ваххабитов», составленный в МВД республики. Правда, позже он добился от милиции справки, которая удостоверяла, что ваххабитом сам Нахушев не является. Директор Исламского института всегда отстаивал невиновность своих заместителей. По его мнению, они — мирные люди, на которых власть наклеила ярлык террористов, довела до отчаянья преследованиями. По словам Руслана Нахушева, не будучи поклонником джамаата, он понимал, что с ним необходимо работать. И чтобы держать организацию под контролем, нужно строить мост между представителями официального ислама, властями и радикальной молодежью.

Предатель или государственник?

Однако либерализм «по-нахушевски», потакание нетрадиционным для Кавказа формам религии приводит не к мирному диалогу, а к экспансии последних. Такое мнение в разговоре с «ЮР» высказал заведующий сектором геополитики и анализа информации Южного научного центра РАН Игорь Добаев. Бывшего разведчика он считает предателем. — Насколько мне известно, ему в свое время была поручена работа с исламскими радикалами в арабских странах, но складывается впечатление, что не он привлек исламистов к работе, а скорее они его завербовали, — говорит Добаев. — Выглядит это совершенно мирно, просто на первом этапе стоит задача привлечь в свое течение как можно больше народу. Исламский радикализм имеет две стороны: умеренные привлекают людей, ведают идеологией, а потом из набранных вербуются люди для боевой организации. Хорошим примером является жизнь Анзора Астемирова, прошедшего большой путь от умеренного радикала до руководителя боевой организации. Так что исламистское движение в КБР разрасталось и становилось все более радикальным, а Нахушев обеспечивал ему юридическое прикрытие. Как можно говорить о невиновности, если незадолго до бойни в Нальчике он прямо сказал в одном из интервью: «Ребята в бегах, но лучше бы их не находили, потому что это закончится кровью». И когда предсказание сбывается, это вызывает опасения. По мнению Игоря Добаева, радикальное исламское движение находится сейчас на Кавказе, да и вообще в мире, в стадии «военно-политического возбуждения и расширения». Решить эту проблему очень сложно, мусульманские общины обычно представляют собой замкнутые анклавы, в которые спецслужбы практически не могут внедрить своих людей. А если это и удается, то результат получается как с Нахушевым. — При личном знакомстве он показался мне слишком идеологизированным. Может быть, когда-то он и был неплохим разведчиком, но сейчас полностью перековался и стал проводником чуждых нам взглядов, — говорит Добаев. Любопытно, что также близко знакомый с героем этого материала журналист московской газеты «Версия» Орхан Джемаль характеризует Нахушева как атеиста. — Он «присматривал» за джамаатчиками, чтобы оградить их от ошибок, помогал им заниматься бизнесом, отстаивал их права в суде, следил, чтобы они не влезали в криминальные разборки, — сказал «ЮР» Орхан Джемаль. — Насколько я знаю, в криминальных кругах Нальчика или Кабарды Нахушев не пользовался репутацией «разводящего», но вот милицейские начальники его побаивались, всегда принимали, не отказывали в просьбах. Вся его репутация держалась на том, что он гэбэшник, который, даже уйдя в отставку, продолжал жить как чекист. Однако непохоже, что Руслан был «законсервированным агентом». В связи с последними событиями я много думал о том, зачем он опекает мусульман, что это за благотворительность такая. И пришел к выводу, что профессия в него очень глубоко впиталась, стала его вторым «я», поэтому он продолжал игру, даже выйдя в отставку. Он был таким, по-хорошему, советским человеком, государственником. Его главной идеей было сделать из джамаата политическую структуру, неважно, лояльную к власти или оппозиционную. Надеюсь, что ничего плохого с Русланом не случилось, и в ближайшее время он объявится. Все-таки это человек очень умный и предусмотрительный, которого голыми руками не возьмешь.

Павел БУРИН


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна