ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Выгодное усыновление, или Верните Борику маму

Категория: Общество, Наша жизнь  |  автор: admin
Пять лет назад после развода родителей две сестры его мамы — Валентина и Татьяна — стали для Борика Рубаева опорой. Отец алиментов не платил, мать была вынуждена с утра до ночи работать на заводе. Он даже звал тетю Валю мамой, потому что вырос у нее на руках. Она, тетя Валя, и вынесла Борика 3 сентября 2004 года из горящего здания школы. Первый учебный день для первоклассника Рубаева окончился трагедией: теракт в Беслане унес жизни и отца, и матери. Судебная эпопея началась в ноябре 2004 года, когда Валентина Останий вернулась с мальчиком после реабилитационного курса. — Мне сказали, что мальчика нужно отдать. Оказалось, что над ребенком успели оформить опекунство родители его отца, — рассказывает Валентина Останий. — Говорят, что они первыми подали документы. Но его дом — у нас, мы — его семья. Как можно было решать судьбу мальчика, даже не спросив его самого? Однако решение, принятое главой Правобережного района республики Владимиром Ходовым, вступило в силу. Борика передали в дом бабушки и дедушки, а для свиданий с тетями установили специальные дни. Валентина и Татьяна Останий кинулись в различные инстанции с жалобами, но поддержки не получили. — Когда спустя два месяца Борик все же попал к нам, он наотрез отказался возвращаться. «Я хочу жить дома», — просил мальчик. И как я могу ему объяснить, почему нельзя жить с нами. Когда вижу слезы этого ребенка, его умоляющие глаза, я не могу оторвать его от себя насильно, — говорит Валентина. Работники образования и психологи, которые дважды давали заключения по итогам бесед с мальчиком, сегодня уверены: нужно оставить осиротевшего мальчика в привычной обстановке. Этого же хочет и сам Борик, который отказывается уходить из родного дома. Однако его мнение не принимается в расчет: до 10 лет судьбу сироты решить может только районный орган опеки и попечительства. Главный аргумент специалиста Правобережного района по опеке Надежды Михайловой: дедушка и бабушка являются ближайшими родственниками Борика. Однако при этом не учитывается их преклонный возраст — опекунам мальчика далеко за 70. Сегодня в судах Северной Осетии на рассмотрении находится в общей сложности 4 иска: сторона Рубаевых требует отобрать ребенка и наказать сестер Останий, те в свою очередь добиваются признания опеки незаконной и усыновления мальчика. Между тем в ходе проверки, проведенной министерством образования Северной Осетии, установлено: решение районного органа опеки и попечительства необоснованно. В документе, направленном на имя главы района Владимира Ходова, говорится, что «по материалам личного дела Борика Рубаева выявлено, что документы на оформление опекунства были собраны специалистом по опеке Михайловой в нарушение действующего законодательства». Весь Беслан обсуждает историю мальчика. Люди вспоминают соломоново решение: мать отказалась от ребенка, чтобы спасти его. Звучат даже радикальные предложения о том, чтобы отдать Борика Рубаева в хороший интернат до достижения им десятилетнего возраста, когда бы он сам мог решить свою судьбу. И та, и другая стороны утверждают, что материальная сторона вопроса их не интересует. Однако счет мальчика, на котором до его совершеннолетия заморожена сумма около 3 миллионов рублей — это только часть денег, которые передавались сиротам от различных благотворительных организаций. Стать предметом меркантильного торга — что может быть страшнее для ребенка, который уже пережил бесланский кошмар.

Досье «ЮР»

В бесланском теракте 98 детей потеряли одного из родителей. 40 маленьких заложников остались инвалидами. У этих категорий детей много нерешенных вопросов. Общественная комиссия Беслана, принявшая постановление о выплате детям, потерявшим родителя, по 200 тысяч рублей, выплатила им всего по 100 тысяч. Инвалиды пока не получили ни копейки на лечение. Вполне возможно, что в судах республики в ближайшее время окажутся групповые иски и от этих категорий пострадавших заложников.

Мадина САГЕЕВА


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна