ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Георгий Мартиросян: «Мне всю жизнь предлагали играть бандитов»

Категория: Общество, Личное дело  |  автор: admin
Разговор с именитым земляком начинаем с традиционного — воспоминаний о его «южном» прошлом. Мягким бархатистым баритоном Георгий Мартиросян говорит «ЮР» о своем Ростове-на-Дону — 26 линия в Нахичевани, где родился и жил, помпезная улица Энгельса (ныне Большая Садовая) и левый берег Дона, который был зеленой зоной отдыха, а не коммерческо-ресторанно-увеселительным комплексом. Армянская семья Мартиросянов не была приверженцем строгих древних устоев, поэтому к увлечению сына театром относилась спокойно. Чем юный Георгий и воспользовался, отправившись поступать в театральный вуз, куда поступил с первого раза. С того времени послужной список актера Георгия Мартиросяна насчитывает немало фильмов и спектаклей. — Каждый год вы обязательно снимаетесь. Как вы смогли так планомерно выстроить карь­еру? — Я на это как-то не очень обращал внимание. Просто больше чем надо на себя не берешь и разводишь всю ситуацию сам: хочешь — делаешь, не хочешь — не делаешь. Главное — надобность для самого себя сняться в этом фильме или сыграть в этом спектакле. — Вы сами занимаетесь отбором пьес, сценариев? — Естественно. Когда предлагают какие-то «стрелялки», мне кажется, что с этим у нас в кино уже переборщили. Я еще могу согласиться с количеством, но никак — с качеством. — А можете из-за денег согласиться на заведомо неинтересный проект? — Смотря сколько предлагают, иногда спрашиваю: «А чем можете заманить?» Хотя порой не захочешь никаких денег... — Как вы относитесь к различным проектам на телевидении? — Очень настороженно. Я понимаю, что туда людей заманивают тоже определенным пиаром и деньгами. Артисты вынуждены зарабатывать своим лицом. Какие-то «бои» — это ужасно. Артист должен заниматься своей профессией. Мне предложили на втором канале покататься, спросили: «Вы стоите на коньках?» Я говорю: «Да». «А не хотели бы поучаствовать?», отвечаю: «Нет, спасибо». «Но мы деньги платим». «Все равно нет, спасибо». Это мое ощущение, и я могу быть не прав по определенным позициям, но актерская профессия подразумевает другое. — Насколько сейчас престижна профессия актера? В про­винциальных театрах актеры получают очень мало. — Вот это ужасно. Хорошо зарабатывают артисты в центральных городах, там, где есть ТВ, есть возможность проявить нюансы своей профессии. А те, кто живет одной профессией, зарабатывают очень мало. Но для того чтобы прорваться на ТВ, даже просто, чтобы тебя заметили, чтобы войти в некую двадцатку-тридцатку популярных людей — нужно не только трудиться. Твой собственный имидж должен совпасть с востребованными ТВ-образами. На ТВ есть своя типажность. Вот мне всю жизнь предлагали играть бандитов и всяких криминальных людей. Я практически этому уже не удивляюсь. А с другой стороны, такие характеры мне играть интереснее — все время ищешь в них какие-то нюансы, которые можно вынести на экран. Вот сейчас пошла череда образов чиновников и мэров — в сериале «Кадетство». Кстати, считаю его очень интересным сериалом, в первую очередь потому, что он воспитательный. У нас последние 15 лет не было ни одной картины о подрост­ках. А «Кадетство» на самом деле воспитывает. Начальник училища в Твери, где мы доснимали картину, сказал, что поток заявлений на поступление в военные учреждения после выхода «Кадетства» очень сильно увеличился. — А после сериала «Идиот» люди стали «Идиота» читать. — Все зависит от того, как это снято, как это донесено. Посмотрев первую серию сериала «Бригада», я сразу сказал, что это замечательное пособие по тому, как стать бандитом. Один в один. Как-то в Питере на какой-то встрече я еще раз высказал эту мысль. Среди рядом стоящих находился режиссер «Бригады», и я попросил его не обижаться на мое мнение, ведь он это делал не со зла и не специально. Просто когда такая тема снимается, нужно всегда думать о социальном срезе, к чему такое кино может привести. Потому что как бы там ни было, кино — это пропаганда. Почему американцы обожают кино? Потому что в Штатах присутствует редактура, которая отбирает — это можно показывать, а это — нельзя. Следят за тем, чтобы кино не разрушало нацио­нальные интересы, не ставило в неудобное положение определенные слои общества. — Некая редактура в нашей стране тоже появляется. Федеральное агентство кинематографии будет выделять деньги на производство определенных фильмов — детских, патриотических, дебютных. Но каковы критерии отбора? — Наверное, там будет заниматься этим определенная комиссия. — А сколько таких комиссий сидело раньше. — Не скажите, в таких комиссиях сидели профессионалы. И Мосфильм, и студия Горького имели огромный штат редакторов-профессионалов, которые говорили, что вот это нельзя ни в коем случае, не потому, что прозвучит определенное слово, а потому, что сама тема не подходит. А сейчас я по поводу слов и выражений вообще не говорю — все это выливается на экраны, один «Камеди Клаб» чего стоит. Я понимаю, что это определенная свобода и, наверное, определенный момент демократии, но это — ужасно, народ прилип к экрану и впитывает все это, как бумага впитывает воду. — Не получится, что после введения таких комиссий мы будем смотреть только фильмы Никиты Михалкова? — Не думаю. До такой степени буквальности восприятия, как в советские времена, это не дойдет. — Есть темы интересные и отечественному, и западному зрителю? Наше кино интересно Западу? — Наше кино с трудом будет там приживаться. Только определенные темы, и только тогда, когда есть мода на страну. В первую очередь западники не хотят дублировать наши фильмы, они пишут субтитры, которые заставляют человека отвлекаться от происходящего на экране. Читая, понимаешь смысл, но не видишь игру актеров. Языковой барьер — огромная сложность. — Как строите отношения с театром, с коллегами и режиссерами? — Я сейчас как тот колобок — «я от бабушки ушел, я от дедушки ушел», в свободном полете. У меня порядка пяти спектаклей антре­призы, причем спектаклей хороших, некоторые из них мы играем уже лет шесть-семь, и им любой репертуарный театр позавидует. — Если вы в таком свободном полете, у вас есть время заниматься не только театром и кино? Может, бизнес свой? — Это трудно совмещать. Чтобы заниматься бизнесом, нужно очень хорошо знать ту отрасль, в которой ты трудишься. Нельзя на 10 процентов участвовать тут, а на 20 процентов — там. В бизнес нужно погружаться. — У вас есть какие-то планы по поводу Ростова, юга? — Да, вот с театром у вас беда. Руководитель, которого в свое время артисты выбрали на этот пост, довел театр до состояния развала. — Вы же говорите, что артисты сами его выбрали. — Но теперь они ничего не могут сделать, он пустил такие корни. Прикрываясь депутатскими регалиями, довести театр до полного развала. Ведь у этого театра богатейшая история — 120 сезонов он точно существовал, на его сцене играли великие актеры: Мордвинов, Марецкая, Плятт. Когда мы учились — творили Лобода, Швейцер, Кржечковская... Это же все было, это не перечеркнуть. Но приходит один человек — и все прекращается. — Вам из Москвы легко говорить такие слова, а представьте себя на месте актеров этого театра? — Но есть же управление культуры, есть губернатор, которые могут решить проблемы театра волевым решением. По-видимому, чиновников такая ситуация устраивает. Все, скорее всего, сводится к дружеским отношениям между руководством. Однако ведь нужно понимать, что в ростовском театре не осталось даже понятия культуры. Необходима срочная реанимация! Театр — это социальная программа! Новый президент очень горячо взялся именно за такие программы обустройства нашего общества, поэтому к театру должно быть усиленное внимание. Деньги и касса в театре не главное, главное — воспитание поколений. А у нас не осталось элементарного патриотизма, элементарной гордости за то, что ты являешься ростовчанином.

Досье «ЮР»

Георгий Мартиросян родился 31 января 1948 года в Ростове-на-Дону. В армии служил в ансамбле песни и пляски СКВО — вел конферанс. Работал в Московском театре сатиры, затем играл разноплановые роли в различных антрепризных постановках, в театре «Школа современной пьесы». В кино снимается с 1975 года. Наиболее известные фильмы — «Пираты ХХ века», «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона. Сокровища Агры», «Колье Шарлоты», «Аэлита, не приставай к мужчинам», «Моя морячка», «Гений», «Любить по-русски», «Ворошиловский стрелок», «Президент и его внучка», «Кадетство», «День выборов». Заслуженный артист России.

Светлана ЛУКЬЯНЧИКОВА



 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:


НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна