ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Сын за отца

Категория: Политика, Детектор правды  |  автор: admin
Сын и отец Так получилось, что Магомедсалам Магомедов давал интервью «ЮР» в день своего рождения, 1 июня. 42-летний спикер застал в приемной с десяток огромных букетов роз. Некоторые коллеги успели преподнести подарки с самого утра. Набор стандартный: два галстука (один, как водится, в популярных красных тонах), несколько дорогих ручек (на официальных документах принято ставить автограф пером). — День рождения это такой день, который, пока ты жив, неизбежно наступает,— пошутил именинник. — Ваша официальная биография крайне суха. Чем занимались до назначения на пост спикера? — В основном, наукой: закончил экономический факультет Дагестанского университета, куда и вернулся после аспирантуры в «Плехановке» — теперь уже в роли преподавателя. Параллельно с научной работой занимался бизнесом. Это было начало 1990-х, когда каждый, тем более — экономист, хотел попробовать себя в роли бизнесмена. Как и многие другие, объединившись с друзьями, создавал кооперативы, биржи, кредитные организации. Если быть откровенным, я больше консультировал, так как был теоретиком. Это и было основным источником моего дохода. — Роль консультанта Вам приписывают и в семейном бизнесе: якобы Вы координировали источники получения средств, их перераспределение… — У нас самая обычная семья, и каких-то сверхзадач по получению сверхдоходов мы никогда не ставили. Да, мои старшие братья — предприниматели, но каждый из членов нашей семьи самостоятельно решает свои задачи. Здесь никакой тайны нет — у них абсолютно открытые предприятия, добросовестные налогоплательщики. Тем «мозговым центром» семьи Магомедовых, о котором говорят, я никогда не являлся. Да и глава семьи у нас — отец. — В республике поговаривали, что за многолетнее правление Вашего отца семья Магомедовых взяла под контроль такие прибыльные виды бизнеса, как нефтяной, рыбный, банковский… — До меня доходили такие слухи. Это полный бред и совершенная глупость. Отдельные люди приписывали и отцу, и мне, и братьям весь бизнес, какой только есть на территории республики и к которому никто из нашей семьи не имел отношения. Это была элементарная попытка раскачать ситуацию, дискредитировать существующую власть — ведь чем наглее ложь, тем она правдоподобнее. Неплохо было бы обладать всем тем, что нам приписывают (смеется — «ЮР»), но для этого надо быть крупным олигархом. Конечно, мы не бедствуем: у нас есть голова, ноги, руки, можем работать. Сын за отцом — Ваша кандидатура была единственной в списке кандидатов на пост спикера Народного собрания, ее предложил новый президент республики Муху Алиев, а депутаты единогласно поддержали. Чем объясните такое единодушие? — Это выбор президента Муху Алиева, за что я ему очень благодарен. Наверно, у него было время подумать, кого назначить преемником. Думаю, наш президент учитывал не столько мои личные заслуги и то, что меня реально поддерживает много людей, сколько заслуги моего отца, его авторитет в республике. Хоть мы и немного разных поколений, но знакомы с Муху Гимбатовичем давно, я работал в Народном собрании депутатом, когда он был спикером, и он мог убедиться, что я человек государственный. — Однако единогласное решение назначить Вас на пост спикера эксперты назвали попыткой сохранить политическое равновесие в республике… — В Дагестане свои традиции. Здесь нельзя делать необдуманных, резких шагов, потому что это может вызвать недовольство определенной части населения. У нас многонациональная республика, и представительство тех или иных титульных наций во власти нельзя не учитывать. Конечно, мы стремимся к тому, чтобы на государственных должностях были компетентные люди, чистые на руку. Но при этом надо учитывать, чтобы в этих структурах было представлено максимальное количество титульных наций. Ведь нельзя полностью поломать традиции, их можно только интегрировать в современные демократические институты, что сейчас и происходит. — Если говорить о государственных должностях, то прейскурант на них в Дагестане мог назвать чуть ли не каждый житель республики. — Вы видели хоть одного министра, который бы сказал, что он купил портфель? Или председателя правительства? И не увидите, даже если расспросите тех, кого уволили, и кому уже нечего бояться. Я не могу сказать то же про суды или правоохранительные органы — это не наша компетенция…Коррупция, конечно, есть. Но только ли в нашем регионе? С ней боролся и мой отец, и президент РФ. Сейчас борется Муху Алиев. Конечно, коррупция — зло, которое мешает республике развиваться. Но поверьте, это зло никто никогда не поощрял, никаких установок при назначениях не давал. — После того как Магомедали Магомедов, в разных качествах руководивший республикой порядка 20 лет, ушел с поста, видимое равновесие не нарушилось. Но нет ли скрытого противостояния, попытки изнутри раскачать ситуацию? Например, со стороны оппозиционного Северного Альянса? — Сейчас так называемый Северный Альянс — никакая не оппозиция. Хотя на этапе выдвижения кандидатуры на пост президента республики у них был другой кандидат. Тем не менее сейчас они наперебой заявляют в газетах, что поддерживают нового президента. Думаю, так оно и есть. Сейчас вся республика, все политические силы находятся в процессе выжидания. Те, кто с новым президентом, ждут, что все получится. Те, кто против, молча ждут, что ничего не удастся. Открытого противостояния нет, никаких ни северных, ни южных, ни центральных альянсов. Не всем нравится новый курс, но в этом ничего страшного нет. Я готов со всеми вести открытый диалог, и не хотелось бы идти на конфронтацию. Не из-за личного дискомфорта, а потому, что конфликты между ветвями власти или отдельными территориями не идут на пользу республике, разрывают ее на части. Лучше сосредоточить усилия на достижении общих целей. Сын отца — Вы готовили себя к политической карьере или просто так сложились обстоятельства? — Человек себя каждый день к чему-то готовит. К тому же я рос в семье политика — постоянно, вольно или невольно, был в эпицентре событий. Конечно, каких-то стратегических планов — сегодня занять одну должность, завтра подняться на ступень выше — не было. Психология большинства людей удивительна. Почему-то быть потомственным ученым или врачом считается в порядке вещей, даже говорят о почетных династиях. Но как только речь заходит о потомственных политиках, сразу говорят об узурпации власти. Впрочем, это российская особенность. В США ведь ничего против Буша-младшего не имеют… — У Вас уже есть собственная репутация или для многих Вы пока только сын своего отца? — Разумеется, какое-то время обо мне по инерции будут судить как о сыне Магомедали Магомедова. Но, думаю, довольно скоро начнут оценивать как самостоятельного политика. И если я окажусь недостойным этой должности, то не смогу долго удержать ситуацию. Я должен доказать, что умею принимать правильные решения. А в этом плане у меня есть преимущество, ведь долгие годы передо мной был человек, который в самых сложных ситуациях не терял голову. Быть может, в плане экономического развития республики у нас с отцом мнения сильно расходятся, ведь он гуманитарий, а я экономист, но в главном — в умении сохранить мир и спокойствие в Дагестане — он для меня образец. В школе, в университете главным стимулом учиться на отлично было стремление доказать, что у хороших родителей — хорошие дети. Есть такая поговорка, что на детях талантливых людей природа отдыхает. Мне кажется правильнее другая: яблоко от яблони далеко не падает. — Многие эксперты, как в республике, так и за ее пределами, прочат Вам в будущем президентский пост, называя должность спикера лишь стартовой площадкой в политической карьере. Как Вы относитесь к таким прогнозам? — Разумеется, у меня, как и у любого нормального человека, есть здоровые амбиции. Но выражаются они не в планах сесть в президентское кресло, а в стремлении делать свою работу хорошо. Ни в ближайшие, ни в отдаленные перспективы я не ставлю конкретные должности. Для меня главное — завоевать уважение как коллег, так и народа. Я полностью поддерживаю курс президента Муху Алиева. Надеюсь, он будет у руля максимально долго. А как дальше повернется жизнь, никто предсказать не может.

Магомедсалам Магомедов:

Отдельные люди приписывали и отцу, и мне, и братьям весь бизнес, какой только есть на территории республики и к которому никто из нашей семьи не имел отношения.

Инга ПЕЛИХОВА


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна