ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Ужасы военного городка

Категория: Общество, Наша жизнь  |  автор: admin

«Миллионеров из нас не вышло»

В крохотную комнатушку ростовского комитета солдатских матерей их набилось десять человек — все бравые, крепкие парни. Самому молодому — 23, самому старшему — 27, но жизнь уже все повидали, армию отслужили, некоторые после срочной успели еще один срок по контракту в Чечне отмотать. Служба, конечно, была тоже не мед, но по сравнению с нынешней — просто рай. Если бы собеседники «ЮР» знали, что их ждет в образцово-показательной 42-й мотострелковой дивизии СКВО, ни за что бы не подписали новые контракты. — Командир дивизии построил нас на плацу и сказал: «Вы будущие миллионеры, зарплата вам полагается — 15 тысяч в месяц и помимо этого, раз наша дивизия находится на боевом дежурстве, еще 20 тысяч президентских», — рассказывает Дмитрий Сушкевич из Челябинской области. — А началось все с того, что за три недели учебы и подготовки на сборном пункте нам не заплатили ни копейки. Ну и пошло — поехало… На руки нам давали только по две тысячи в месяц, и то с задержками. Из этих денег мы должны были еще покупать себе обмундирование (бесплатно выдавали только форму 60-го размера) и лекарства (в медсанчасти кроме активированного угля ничего нет). Запчасти к машинам нас тоже заставляли покупать на свои деньги, от подшипника до аккумулятора. Все это мы заказывали чеченцам-торговцам. Ремонт казармы тоже за наш счет. Но когда командир потребовал, чтобы мы сами заменили треснувшие трубы установок «Град», мы поняли, что дальше так продолжаться не может. В следующий раз они потребуют, чтобы мы купили у чеченцев снаряды и патроны, благо у местных «коммерсантов» есть все, что хочешь. — Распределили нас по разным частям в Шали и Ханкале, но условия службы везде были ужасными, кормили отвратительно: просроченными, вздутыми консервами и печеньем, в серединке которого ползают червячки, — рассказывает Виталий Левченко из Алтайского края. — Всю оставшуюся сумму за вычетом двух тысяч нам обещали переводить на сберкнижки и карточки, которые финчасть должна была открыть для каждого. Но одни ребята вообще карточек не получили, другие получили, но вместо ежемесячных переводов деньги приходили раз в три-четыре месяца, и всего 19-20 тысяч. Третьим вообще ничего не приходило: счет есть, но за полгода на нем не появилось ни копейки. А когда мы спросили командира полка полковника Довбню, где наши деньги, он ответил просто: «А зачем вам деньги?». Большинство ребят решили уволиться. Сначала написали рапорты на увольнение по причине несоблюдения условий контракта со стороны Министерства обороны. Но в штабах на нас посмотрели, как на полных идиотов: вы, что, говорят, мы вам такие бумаги ни за что не подпишем. Тогда мы начали подавать рапорта о том, что просим расторгнуть контракт по нашей инициативе. Однако отцы-командиры заявили: кроме рапорта на увольнение вы должны написать еще, что вы алкаши, тунеядцы, наркоманы. Мы все это в ваше личное дело положим, только тогда уволим. Но кто ж на себя такое наговаривать будет? От отчаяния один солдат-контрактник залез на трубу кочегарки и стал оттуда кричать: «Если не уволите, брошусь вниз!» Добился-таки своего, уволили его. Начальники у нас очень хитрые: рапорта на увольнение, которые мы пишем, ни в одном штабе не заверяют. Это чтоб мы не могли обратиться в суд. В суд ведь документы надо представлять, а у нас ни рапортов с отметкой, что они переданы командованию, ни расчетных листков, что на самом деле мы получили и сколько нам всего денег начислено. Ничего! — В гарнизонную прокуратуру мы ходили всем батальоном. И чем дело закончилось? — вспоминает Владимир Прибыш из Биробиджана. — Трех зачинщиков посадили на губу и не выпустили, пока все остальные не разошлись по казармам. В прокуратуре нам ясно сказали: ваш контракт — это та же тюрьма. На три года вы сюда приехали и только через три года уедете.

Как мы уходили

— Мы решили ехать в Ростов, в штаб СКВО, добиваться справедливости, — говорит Алексей Трифонов из Красноуфимска. — Многие ведь из нас еще хотят служить, только в нормальных частях. Днем никак нельзя было уйти, поехали ночью, наняли местного жителя на легковушке. На первом же блок-посту, кадыровцы там стояли, с нас деньги потребовали. Или, говорят, головы отрежем, нам за них больше заплатят, чем мы с вас возьмем. Так мы потом и платили на всех постах — и чеченцам, и русским. Шестеро нас было тогда, так вот все деньги, что были при нас — 70 тысяч, мы раздали. Один кадыровец пожалел — посоветовал все военное снять и медали выбросить, а то точно на каком-нибудь блок-посту головы отрежут. Так что пришлось переодеться и делать вид, будто мы рабочие-строители, из командировки возвращаемся. Никто не верил, однако деньги брали и пропускали. Несколько наших товарищей сразу домой уехали, решили, что в штаб СКВО обращаться бесполезно, все равно не помогут. Нас в штабе, и, правда, дальше бюро пропусков никуда не пустили, и разговаривать с нами никто не стал. Дежурный офицер, проконсультировавшись со своим начальством по телефону, велел нам ехать назад в Чечню, в часть, и там увольняться. Будто мы не пробовали это сделать… Хорошо хоть в военной прокуратуре СКВО заявления наши приняли. Но вот уже два месяца на нет ответа.

«Пиши расписку и свободен!»

Ответом на заявления в прокуратуру стал приезд из Чечни в Ростов, в воинскую часть, где временно были расквартированы контрактники, их отцов- командиров. — Ребята рассказали, что офицеры заставили их написать рапорта на увольнение по причине невыполнения военнослужащими условий контракта, то есть по их собственной вине, а не Министерства обороны, — говорит зампредседателя ростовского комитета солдатских матерей Светлана Ложкина. — А еще потребовали с них расписки, что претензий к Минобороны они не имеют. В противном случае пригрозили вызвать из комендатуры наряд, силой посадить всех в вертолет и отправить в Ханкалу. А там, дескать, знаете, что вас ждет… Выплатили им всего по 50 тысяч рублей и купили билеты домой. Но мужики рады без памяти, что хоть так, с незаслуженным позором их все-таки уволили из армии. Не успела Ложкина проводить на вокзал последнего, как в комитет солдатских матерей прибыла новая партия контрактников, сбежавших все из той же 42-й дивизии. Шесть человек из артдивизиона. За два месяца, по их словам, в дивизии ничего не изменилось, условия службы остались такими же невыносимыми, деньги на карточки и книжки контрактников по-прежнему не перечисляются. Только вот охранять личный состав стали лучше — видимо, чтобы все не разбежались. Разместили новых беглецов в той же казарме, где для беглецов-контрактников, похоже, уже зарезервированы постоянные места.

Анна ЛЕБЕДЕВА


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна