ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Цунами Каспийского моря

Категория: Политика, Тема номера  |  автор: admin
Старейшина Магомедали Магомедов лишь на 10 лет младше своей республики, которая в январе справила 85-летие. Этот лидер долгое время олицетворял собой мудрость аксакала и рассудительность аппаратчика старой закалки. Что позволяло ему оставаться у власти в любую эпоху, невзирая на рокировки в Кремле. Еще с 90-х, времен председательства Магомедова в Верховном Совете Дагестанской АССР, его правление считали временным и практически ежегодно провожали «деда» на пенсию. Не потеряв лица, но понимая, что количество претензий к нему превысило критическую отметку, глава Госсовета на минувшей неделе подал в отставку сам. Самая богатая по экономическому потенциалу республика Северного Кавказа сегодня сильно отстает в своем развитии от соседних регионов России. Это при всем при том, что регион находится на перекрестке торговых путей, который связывает Россию с Закавказьем (причем по равнинной дороге) и Ираном (по Каспийскому морю). Порт Махачкалы — крупнейший на Каспии, но для его дальнейшего развития необходимо показать, что в Дагестане возможна нормальная жизнь. Нестабильность может поставить под угрозу и функционирование транспортного коридора «Север-Юг». Пока же коррупция и клановость стали визитной карточкой многонационального Дагестана, где каждый этнос претендует на свою долю «дагестанского пирога». А учитывать интересы всех в этом плавильном котле практически невозможно. Какое-то время Магомедову удавалось соблюдать пропорцию должностей в руководстве республики и баланс в сферах влияния. Но затем теракты и громкие заказные убийства стали происходить слишком часто. Только с начала 2005 года число терактов, совершенных в Дагестане, превысило 100, а это больше, чем в Чечне. Далеко не все из них — дело рук террористического подполья. К таким преступлениям можно отнести расправы над министром по национальной политике, информации и внешним связям Магомедсалихом Гусаевым и заместителем министра внутренних дел Магомедом Омаровым. Нередко громоздкий и малоэффективный аппарат МВД Дагестана (за последние 5 лет штатная численность органов и подразделений республиканской милиции выросла более чем на 1000 человек, при этом рядовой и младший офицерский состав увеличился лишь на 10) с трудом справляется с внутренними и внешними угрозами. Доходит даже до прямого предательства в рядах сотрудников аппарата, о чем не раз говорил министр внутренних дел Дагестана Адильгерей Магомедтагиров. На пике «властных разборок» внутри республики, в начале июня прошлого года, на праздновании 75-летия пронеслась волна слухов об отставке руководителя Госсовета. Руководство Кремля заняло выжидательную позицию, так как качнуть Дагестан в момент борьбы внутри кланов было бы смерти подобно. Однако уже тогда стало ясно, что смена главы республики неизбежна. Среди потенциальных преемников Магомедова есть последователи идеологические: таковым, к примеру, является мэр Махачкалы Саид Амиров. Однако не затихающий конфликт мэра Махачкалы с министром внутренних дел республики, а также слава человека, на жизнь которого совершено 15 покушений, не позволяют считать его стабильным лидером. Он относится к политикам, которые вполне способны сохранить видимость внешней стабильности, грозит обернуться полномасштабным кризисом, вплоть до раскола республики по национальным образованиям. В выборе кандидатуры нового главы Кремль мог бы пойти и по примеру Кабардино-Балкарии, где у руля поставили московского выходца из республики. Самый влиятельный из дагестанцев — депутат Госдумы от фракции ЛДПР и основной владелец «Нафта-Москва», долларовый миллионер Сулейман Керимов. Для республики он мог бы стать вторым Абрамовичем. Другой не менее известной персоной является депутат Госдумы Ахмед Билалов. Но в настоящее время заместитель председателя комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками Билалов большую часть времени проводит в загранкомандировках. Объективности ради стоит заметить, что московские «дагестанцы», привыкшие строить свой бизнес на относительно прозрачных схемах и просчитываемых прибылях, не горят желанием «сесть на пороховую бочку». И вкладывать потенциал в республику с большим риском и весьма неясными дивидендами. Кандидатура преемника должна быть понятна Кремлю и являться «тяжелой фигурой» в масштабах республики. Такой фигурой мог бы стать председатель Народного Собрания Республики Дагестан аварец Муху Алиев, занимающий этот пост уже не один срок. Не замешанный в клановых переделах, этот человек тем не менее искушен в сложной системе сдержек и противовесов, на которых до сих пор держится хрупкое равновесие власти в республике. — У нас нет ни одной должности, на которую человек назначался бы без взятки, — грустно признался Алиев корреспонденту одной из федеральных газет. Пока очевидно одно — в ближайшее время федеральному центру придется сделать ставку на сильную личность с достаточным авторитетом на Кавказе и хорошей репутацией в Москве. Обозначив выбором кандидатуры нового главы Дагестана сценарий дальнейшего развития республики.

Комментарий «ЮР»

Гурия Мурклинская, политолог, руководитель Центра стратегических и политических технологий Дагестана: — Сейчас предполагается выбор из двух фигур — это спикер нашего Народного Собрания Муху Алиев и руководитель федеральной структуры казначейства Сайгид-Гусейн Магомедов. Оба — этнические аварцы, обоих поддерживает аварский этноклан, для которого нет принципиальной разницы какой из кандидатов пройдет. Оба кандидата очень интегрированы в российскую политическую элиту, поэтому в отношениях с центром и соседними регионами больших изменений не предполагается. Что касается политики, проводимой внутри республики, то, по моему мнению, следует ожидать передела сфер власти и собственности, который происходит при любой смене лидера. О предпочтениях Кремля очень сложно говорить. Муху Алиев много лет представлял республику и Россию в ПАСЕ. За Сайгид-Гусейн Магомедовым преимущество молодости, у него нет груза прежних ошибок и обязательств. Кроме того, у него очень серьезные связи в федеральном центре.

Евгений РАКУЛЬ


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна