ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Кабардинский шейх конем

Категория: Общество, Наши люди  |  автор: admin

Все оплачено!

— Конный пробег — это скачки лошадей по пересеченной местности на огромные дистанции, 120-160 километров. Этому виду конного спорта нет еще десяти лет, но по популярности в мире он уже догнал скачки традиционные (на ипподроме, на дистанции не более 3 километров — «ЮР»). Чемпионаты России по пробегу проводятся в Нальчике с 2001 года. Я побеждал на них в дважды. Кабардинская школа по этому виду — чуть ли не единственная в стране, поэтому неудивительно, что на чемпионат мира, зимой прошлого года, представлять Россию в Дубаи полетели шестеро нальчан, я в их числе. — Как вы нашли средства на такую дорогостоящую поездку? — Шейх Хамдан аль-Мактум является основателем конного пробега и безумно обожает его. Он организовал чемпионат мира, он же взял на себя почти все расходы участников. Мы платили только за доставку лошадей автотранспортом до Голландии. Оттуда, на самолете за счет шейха, их переправили в Дубаи. Мы бесплатно жили в Эмиратах целый месяц — это минимальный срок для акклиматизации лошадей. У нас в декабре-январе холодно и сыро, а в Эмиратах +25+30 самая низкая температура. Кормили нас бесплатно, команде предоставили два автомобиля, бензин тоже за счет шейха. Мы жили в Endurance Village (по-русски — «городок пробега»), это специально построенный в пустыне комплекс с конюшнями и гостиницами. Там же отбита трасса для соревнований. — Все 160 километров скакали по пустыне? — Это кто смог финишировать. Стартовали 182 лошади, финишировали 60 (сам Хамдан аль-Мактум прискакал третьим). Большую часть сняли врачи. Каждые 25-30 километров доктора проводят общий анализ лошади, слушают пульс, смотрят работу мышц, нет ли судорог, обезвоживания, хромоты и т.д. По правилам полагается полчаса отдыха, затем пробег продолжается. Уже на первом участке из-за большого скопления лошадей в полутьме я попал в кучу и перевернулся со своим жеребцом Сосруко. Вместе со мной, кстати, перевернулся сын шейха и одна австралийка. Но я поймал коня и на первом участке был шестнадцатым. Правда, к концу второго Сосруко захромал — оказалось, что во время падения он зацепил передней ногой заднюю. — Пробег проходил под открытым небом, откуда взялась полутьма? — Мы стартовали рано утром, в пять часов, чтобы как можно меньше попасть в полуденный зной. Поэтому часть пути прошла под светом специально установленных электрических фонарей. Несмотря на ранний старт, некоторые лошади финишировали в два часа ночи, то есть скакали почти сутки. Хамдана аль-Мактума заинтересовали наши лошади кабардинской породы, которых в мире почти не знают. Ведь в пробеге на Западе и Ближнем Востоке используют, в основном, арабских скакунов и немного лошадей терской породы. Поэтому шейх купил всех шестерых кабардинцев. Шейхи, они такие — все новое или лучшее в лошадином мире тут же покупают. Когда, например, в Австралии пару лет назад появилось удачное поколение арабских лошадей — они одержали много побед — Хамдан аль-Мактум скупил их всех, сотни лошадей! Через два дня к нам подошел тренер шейха Мухаммед, директор одной из его конюшен, и сказал, что мы хорошие всадники и шейх хочет нанять нас (шестерых нальчикских жокеев — «ЮР») тренерами.

Жокейский рай

— Мы вернулись в Нальчик, а через две недели вылетели в Дубаи. — Все так просто? — Да. Выслали в Эмираты по ксероксу копии паспортов, а в аэропорту нас встречали люди шейха с готовыми визами. Новое место работы оказалось шикарным комплексом в 20 километрах от Дубаи, куда входят три конюшни, домики для работников, офисы, столовая и т.д. — А сколько вам платили? — Каждый получал 1,5 тысячи долларов в месяц (в Нальчике я зарабатываю 5 тысяч рублей), при этом в квартирах на территории комплекса мы жили бесплатно. Кормили нас роскошно и неограниченно, конечно, бесплатно. В столовой повара готовили целый день, но при желании можно было брать продукты и готовить самим. — Как вы отрабатывали эти деньги? — Нашу должность можно перевести примерно как «жокей-работник». Мы воспитывали в лошадях выносливость и быстроту, старались, чтобы к соревнованиям они были на пике формы. Это тяжелая и ответственная работа, к каждой лошади нужен индивидуальный подход, своя норма нагрузок. Надо чувствовать состояние и настроение лошади, выявлять ее скрытые болячки и недомогания, которые могут явно проявиться только где-нибудь в середине пробега. В этом помогают только чутье и знание лошадей. Мы все работали на отдельной конюшне под началом австралийки Гейл, фамилии ее не знаю, это уже пожилая женщина, ей 45, она известная в прошлом наездница. Первые месяцы еще и английский по книгам учили. Но через два месяца двоих наших ребят уволили. — Что они сделали не так? — Им просто не хватило опыта. За границей ведь существуют специальные школы, где обучают жокеев и тренеров. В России этого нет, так что чему ты научился, сидя на лошади, то все твое. А еще через месяц ушел третий. У директора Мохаммеда есть ограничения по весу, тяжелее 68 килограммов к работе с лошадьми не допускаются. А наш парень весил 75, и за три месяца в жарком климате он не сумел согнать такой вес. А мы втроем проработали семь месяцев. Нашей работой были довольны и через три месяца выдали каждому бонус по 2 тысячи долларов. На конюшнях шейха их выдают за успехи лошади, а также по большим мусульманским праздникам. В таком случае они бывают не меньше 5 тысяч долларов. Но мы работали с февраля по август и ни на один праздник не попали. —Почему уехали так скоро? — Мы парни молодые, все хотим расти как жокеи и чего-то добиться в конном спорте, а, работая на конюшнях шейха, можно продвигаться только по тренерской линии. К участию в пробегах не допускают. Да и скука заела — свободного времени было много, а девать его некуда. Захотелось домой.

Рэп и водка

— Работали с 5 до 9 утра, а потом наступала жара, и лошадей уводили по денникам. И еще вечером выводили их на пару часов. В пятницу — выходной. Свободного времени оставалось непривычно много, ведь в конюшнях шейха жокеи работают только с лошадьми, а «черную» работу (это и уборка денников, чистка и кормление лошадей) делают индусы. В России тренеры часто все делают сами. Иногда мы ездили на море, но чаще в Дубаи: смотрели город, ходили по магазинам. Там такие огромные Сити-центры, в них можно зайти утром, а выйти вечером — не замечаешь, как время летит. Отдыхали на дискотеках и в ночных клубах. Правда, это скорее развлекательные комплексы, там есть все: танцплощадка, бильярд, кино, боулинг, бар. Кстати, спиртное дорогое, так как его можно купить только в подобных заведениях, в магазинах не продается даже пиво. Бокал пива в баре стоит от 10-12 долларов. Из крепких напитков преобладает русская водка, но ее в чистом виде никто не пьет. А из музыки в Дубаи популярнее всего рэп, и туристы танцуют его, как негры в клипах. — Городская жизнь не мешала работе? — Нет. Там с этим строго. Нельзя, например, заболеть и остаться дома. Тогда директор Мухаммед сразу присылает человека, и он везет тебя в город к врачу, где проходишь тщательное обследование. Нам даже открыли в банке страховые медицинские счета. Заботились почти как о лошадях. — О лошадях все же внимательнее? — Конечно. При каждой конюшне целый день находится доктор, а то и два. Он ежедневно проверяет общее физическое состояние лошадей, а от заболевших или травмированных просто не отходит. У лошадей слабое место ноги. Причем такие травмы, при которых у нас сразу посылают на мясокомбинат, там лечат серией уколов. В России же одно средство — йодом выжигают ногу до кости. Сильно отличается и питание шейховых стад. Их кормят исключительно витаминами, овса или сена, которые получают российские лошади, практически нет. — Вы могли бы сейчас вернуться в конюшню шейха? — Созвониться с Мухаммедом было бы не сложно, а вот устроиться проблематично. Хоть нас и хотели удержать, но к шейху нельзя так просто прийти, уйти, а потом вернуться.

Игорь ЧАЙКА


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна