ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Дорога жизни

Категория: Политика, Специальный репортёр  |  автор: admin

Граница на замке

Зимой Транскам часто засыпает лавинами, и МЧС закрывает дорогу, чтобы ее расчистить, но бывает и так, что трассу «закрывают» попадающиеся по пути посты ГАИ. «Открыть» путь в таком случае может … купюра в 50 рублей. Именно этого опасается водитель такси, когда начинается сильный снегопад. — Лишь бы не остановили, — говорит он вслух, когда мы проезжаем пост. Деньги на дороге зарабатывают все, кто имеет к ней хоть какое-нибудь отношение. Порой приходится платить и пограничникам, которые открывают ворота таможни. А ворот несколько. Пока мы еще едем по территории Северной Осетии, Валера (так зовут водителя) жалуется, что некоторые посты сделаны исключительно для сбора денег. — Как-то я вез двух грузинских милиционеров, которые во Владикавказе оформили себе российскую пенсию, — рассказывает Валера. — Так на одном посту с них 500 долларов сняли, по-другому не пускали. Сумма впечатляет, но с документами у нас все в порядке. Хотя и это не гарантия. Третьим в машине едет молодой человек, который перед поездкой положил в багажник машины два объемных, но легких тюка. Достигнув таможни, машина становится в очередь. — Только бы не начали они опять со своим светом,— вздыхает водитель, и я узнаю еще более интересные подробности работы российской таможни. Оказывается, порой таможню объявляют закрытой «по причине отключения электричества», хотя свет есть. Из быстро набегающей очереди таможенники пропускают машины выборочно. — Кто хочет ехать, пусть платит 500 рублей, кто не хочет платить — будет стоять пока не «включат свет», — объясняет Валера. Но нам везет и на этот раз. Через 20 минут ожидания мы заезжаем внутрь и предстаем перед сотрудниками таможни, чьи лица скрывают белые марлевые повязки. Меры предосторожности, птичий грипп. Пока «экипаж» стоит на холоде, в очереди на паспортный контроль, таможенники обыскивают машину. Сначала заглядывают под капот, затем ощупывают сиденья, но почему-то оставляют без всякого внимания два тюка в багажнике. Под занавес нас предупреждают, чтобы даже «не думали везти в обратном направлении мясо». Когда таможня остается позади, мы возвращаемся к теме птичьего гриппа и его экономических последствий для населения Южной Осетии. Как уверяет шофер Валера, в республике около двадцати человек были задействованы в контрабанде дешевых куриных окороков в Северную Осетию. Мясо попадало в Грузию из Турции. Поскольку Грузия ввела карантин, опасаясь вируса, нелегальный бизнес теперь простаивает. К слову, ранее КамАЗы с окороками проезжали границу при помощи уже описанного «фокуса с электричеством». На таможне специально выключали свет, чтобы не регистрировать товар и чтобы он не попадал в поле наблюдения видеокамер. Сколько оставлял на таможне каждый «камазист» — остается только гадать. Переехав Рокский тоннель, который соединяет на этом направлении Северный Кавказ с Южным, мы наконец въезжаем в Южную Осетию. По дороге попадаются грузовые машины, полные мандаринами и хурмой «королек». Сезон этих фруктов еще продолжается. А значит, и люди продолжают работать. Именно работать, потому что контрабандой такой вид бизнеса здесь никто не считает. Оказывается, что в этом году многие «мандариновые дилеры» погорели на перевозке цитрусовых. Причина, как видит ее опытный водитель Валера, в том, что «Россия не хочет принимать грузинские мандарины, из-за этого цены в Северной Осетии не намного выше грузинских». «Но все равно везут», — добавляет он. Уже недалеко до Цхинвала мы видим как из карабкающегося вверх по склону КамАЗа высыпаются и катятся по дороге мандарины — сотни желтых шариков на фоне белого снежного покрывала.

Дорога, которая кормит

Трудно сказать, сколько людей в Южной Осетии живут на доходы, связанные с дорогой, но очевидно, что таких большинство. Кроме дороги, стабильный высокий заработок (таким считаются 4-4,5 тысячи рублей) в Южной Осетии дает только служба в силовых структурах. Прожить на эти деньги немногим легче, чем на «низкий» заработок в 1,5-2 тысячи. После закрытия рынка в Эргнети летом 2004 года, на самой границе с Грузией, уровень жизни в непризнанной республике сильно упал. Рынок был закрыт в ходе «операции по борьбе с контрабандой», которую инициировала Грузия и которую иначе как войной в Цхинвале не называют. До этой «операции» огромный эргнетский рынок представлял собой уникальное место для встречи двух сообществ. По некоторым данным, до 70% оборота товаров осуществлялось с грузинскими партнерами. По всеобщему мнению экспертов, стихийный рынок представлял собой сильнейший позитивный фактор в налаживании отношений между враждующими сторонами. Его значение для всего Кавказа было настолько велико, что даже раздавались голоса о легализации торговой площадки. Но вместо этого, усилиями грузинской полиции, рынок был закрыт. С этой точки зрения нелогичным выглядит предложение президента Грузии Михаила Саакашвили о выделении Южной Осетии в особую экономическую зону. Ведь фактически начало такой «зоне» было успешно положено. Сегодня рынок в Эргнети представляет собой унылое зрелище. Брошенные ржавые контейнеры, опрокинутые топливные цистерны. Но и сейчас в торговле, несмотря на официальные запреты, участвуют обе стороны. Грузины перекупают у осетин привезенный из Ставропольского края товар. В основном это продукты с длительным сроком хранения. Одна из женщин, торгующих на морозе, с охотой рассказывает о трудностях бизнеса. На самодельном прилавке перед ней — майонез, масло, печенье… — Сейчас торговли почти нет, — говорит она. — И доход очень маленький. Дорога дорого обходится. Последний раз наш КамАЗ простоял на таможне целую неделю. Со слов собеседницы становится ясно, что кроме официальной платы за растаможку товара приходится добавлять еще и сверху. Так, лишь дорожные расходы одной грузовой машины типа КамАЗ составляют 35-40 тысяч рублей. На «газель» уходит от 8 до 12 тысяч. Например, путешествие одной коробки с тушенкой обходится в 30 рублей. Но перевозить товар небольшими партиями не выгодно. А отдавать деньги приходится в несколько этапов. Чтобы осмотреть товар, на таможне его надо разгружать. И заплатить грузчикам. А чтобы избежать этой процедуры — плати отдельно. Еще 30 рублей — сбор «за карантин», хотя никакой санитарной обработки машины не проходят. На рынке можно узнать много интересных вещей. Например, и то, что на контрабанду некоторых продуктов из России в Грузию существует неофициальная монополия. К таким относятся сигареты, топливо, автозапчасти. Однако здесь же я слышу историю о человеке, который все-таки умудряется возить сигареты из Южной Осетии в Грузию. Он делает это в объезд постов на бричке, запряженной лошадьми. Везет не больше десяти блоков сигарет, но и это дает ощутимый доход, разница в ценах на сигареты в России и Грузии весьма существенна. Сегодняшняя политика Грузии во многом направлена на дискредитацию Южной Осетии, которая изображается криминальным государством, существующим на доходы от контрабанды. Например, наркотрафика. Однако ни одного реального факта грузинская сторона до сих пор не озвучила. Значит ли это, что таковых нет в нужном количестве? Или то, что в перекрытии каналов поставки не заинтересованы по обе стороны кавказского хребта? На этот вопрос мне на рынке ответить не смогли. Последним сильным впечатлением от поездки в Южную Осетию снова становится таможня. На будке паспортного контроля замечаю надпись: «Пограничные формальности не оплачиваются. Деньги и подарки не предлагать».

КОММЕНТАРИЙ «ЮР»

Михаил Миндзаев, министр МВД Южной Осетии: — Пограничный контроль и пропуск очень жесткий. Настолько, что люди, не имеющие соответствующих документов, не могут пересечь границу даже при острой необходимости. Заявления грузинской стороны относительно котрабанды через границу комментировать вообще не следует. Так как задачи Грузии на сегодняшний день — это борьба с Россией любыми способами, соответственно и желание скомпрометировать ее в любом отношении, так же, как и Южную Осетию. О какой контрабанде может идти речь? Сюда везут продукты первой необходимости — это ГСМ, продукты питания. Без этого люди просто замерзнут и умрут с голода.

Алан ЦХУРБАЕВ


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна