ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Нужно ли нам больше милиционеров?

Категория: Наше мнение  |  автор: admin

ЗА
ПРОТИВ

«Мы не зря едим кашу»

«Моя милиция меня не бережет»

Василий Панчеков, полковник, руководитель пресс-бюро внутренних войск МВД РФ, г. Москва:Станислав Великоречанин, правозащитник, председатель совета региональной общественной организации «Ростовский центр содействия международной защите», член комиссии по правам человека при губернаторе Ростовской области, г. Ростов-на-Дону:
— Внутренних войск ограничение численности, я думаю, не коснется. У нас служат около двухсот тысяч человек. Количество личного состава внутренних войск набирается точно под задачи, которые эти войска выполняют. Я со всей ответственностью могу заявить: ни одного солдата и офицера, который просто ест кашу и ничего не делает, во внутренних войсках нет. Допустим, вводится в эксплуатацию какой-нибудь стратегический завод, его нужно охранять, создается соответствующий штат охраны за счет внутренних войск. Если же этот завод попадает в частные руки, тогда охрана снимается — соответственно численность войск уменьшается. То есть численность сотрудников регулируется без специальных указов со стороны президента.— Дело не в количестве. Проблема — в открытости нашей милиции. У нас граждане знают, что связываться с милицией очень опасно, позвонишь о том, что кто-то кого-то убивает, а в результате ты же сам станешь обвиняемым. А попробуйте зайти в отделение — дальше автоматчика вы не пройдете. Наша милиция с пренебрежением относится к своим гражданам. Милиция бережет саму себя, не допускает никаких контактов с населением, а особенно чиновники-силовики. Милиция не верит своим гражданам, граждане не верят милиции, поэтому и порядка нет. Такую милицию надо сокращать. Особенно тех, кто прошел через горячие точки. Люди, которые убивали своих же граждан, которые видели результаты своих действий — смерть, они и рассуждают по законам военного времени: «Ведь не разрубают же, ну избивают, ну и что?» Хотя в нашем государстве уже стало системой для улучшения какой-либо деятельности производить сокращение штатов. И пока это не давало эффективных результатов. Да и верить чиновникам мы разучились, все реформы проходят не так, как задумываются. Получается, по форме — правильно, а по сути — издевательство.

«Не тех ограничивают в численности»

«На Европу, равняйсь!»

Вячеслав Волегов, подполковник внутренней службы, г. Ростов-на-Дону:Борис Калачев, полковник милиции, заслуженный сотрудник органов внутренних дел РФ, профессор кафедры криминологии Московского университета МВД России, г. Москва:
— Я год назад уволился из органов. Причина моего увольнения банальна. Я был замечательным сотрудником, любил эту работу, но получал семь тысяч рублей, шесть — на руки, сейчас может быть, как подполковник, получал бы девять тысяч, а у меньших званий — и того меньше. Бойцы, «опера», получающие нищенскую зарплату, уходят в частные структуры, поэтому их катастрофически не хватает. Насколько мне было известно, в прошлом году наш областной уголовный розыск составлял только 3 процента от всего состава милиции. Сокращать штабы надо, а линейные и рядовые органы внутренних дел наоборот усиливать, участковых поддержать. Уверен, что все это «ограничение численности» опять замкнется на рядовых сотрудниках. Знаете, как при всех сокращениях, кто в первую очередь «летит» — уборщица. По работягам проходятся, а руководители — на местах сидят.— Те сокращения, которые намечаются — это совершенно правильно, потому что у нас количество сотрудников органов внутренних дел, и милиции в частности, по сравнению с другими странами мира — чрезмерно. Такое количество сотрудников было оправдано в 90-е годы, когда был острый пик переходного периода. А сегодня, когда ситуация стабилизировалась, нужно подумать: во-первых, о сокращении численности людей, во-вторых, об увеличении их материального обеспечения и технического оснащения, чтобы это была милиция современного уровня. И обязательно подумать о мировоззренческой составляющей. Ведь сколько ни повышай зарплату работникам правоохранения, они все равно могут совершить правонарушение, пока в сознании не укоренится, что взятка — это плохо. То есть должен быть комплекс мероприятий. Только в этом случае милиция займет то место, на котором она должна находиться. Ведь ни для кого не секрет, что граждане России дают отрицательную оценку деятельности МВД. А в странах Европейского сообщества 75 процентов населения доверяют своей полиции. Исполнение указа президента будет осуществляться непосредственно руководством МВД, и я думаю, что они будут распределять штатную численность в соответствии с оперативной обстановкой, а не так что «каждой твари по паре».

«Другие проблемы надо решать»

«Наши круче, но беднее»

Абдулманап Мусаев, полковник милиции, начальник отдела МВД республики Дагестан, г. Махачкала:Игорь Угольников, актер и шоумен, создавший образ милиционера Пискунова в фильме «Ширли-Мырли», продюсер сатирического журнала «Фитиль», г. Москва:
— Как нам считать — много нас или мало? Нас в Дагестане более 17 тысяч, но только в этом году мы потеряли 43 сотрудника. Ведь подорвать милицейский «уазик» очень просто — на любой темной улице можно встать, уложить взрывчатку и ждать — патруль обязательно по ней проедет. Можно час прождать, два, три — и все равно жертва найдется. Главное ведь создать у людей ощущение, что если милиция себя не может защитить — то уж других-то и подавно. Создать видимость несостоятельности милиции. У нас очень сложно работать — ищем боевиков, буквально в бои вступаем. В пределах 4 тысяч рублей наши сотрудники получают, но никто не уходит. Более того, приведу вам пример — подорвали машину нашу, одному сотруднику сильно поранили лицо. И представляете, у человека лицо в крови, в осколках, он вытирает его и спрашивает у командира: «А с таким лицом меня оставят на работе или уволят?». Ограничение численности это не просто каждого третьего уволить. Мне должны доказать еще, что работа отдела улучшится, если я уволю четырех сотрудников из десяти. А я могу ведь сказать, что мне еще не хватает вот этого, этого и еще вон того. И тоже докажу, что без них отдел не справится с работой. Так что этот процесс будет не таким быстрым. Прежде чем изменить численность милиционеров, нужно принять комплекс серьезнейших мер по улучшению деятельности милиции в целом, а потом уж думать о поэтапном сокращении личного состава.— Как продюсер сатирического журнала «Фитиль» я часто сталкиваюсь с сотрудниками МВД. От рядового до генерала. Вместе делаем тяжелую и грязную работу: очищаем Россию от дряни, которая мешает нам жить, спокойно работать и воспитывать детей. И еще я очень хотел бы сказать всем соотечественникам, особенно политикам и журналистам: не ругайте нашу милицию. Посмотрите, как полицейские Франции трусливо жмутся под напором всякого сброда и хулиганья. Две недели не могут навести порядок там, где любой наш ОМОН в считанные часы обеспечил бы тишину и покой. Сомневаюсь, что какой-нибудь британский «бобби» только из понятий долга сутками пропадал бы в своем участке, без всякой надежды на дополнительный заработок или повышение. Что же касается ограничения численности… Владимир Владимирович, как показала практика последних лет, редко делает необдуманные шаги. Если сокращение будет проводиться в сторону профессионализации милиции, увеличения зарплаты за счет уволенного балласта, я — за. Наш милиционер должен получать достойную зарплату, соответствующую его риску и занятости.

ОСОБОЕ МНЕНИЕ

«Численность не соответствует результатам работы»

Дмитрий Козак, полпред президента РФ в Южном Федеральном округе: — Правоохранительные органы выполняют множество избыточных функций. Ответственность за раскрытие некоторых тяжких преступлений возложена одновременно на органы внутренних дел, органы безопасности и органы прокуратуры. Это приводит к необоснованному увеличению численности работников правоохранительной сферы. На 100 тысяч жителей Южного федерального округа приходится около 1180 сотрудников правоохранительных сил. Это самая высокая плотность в Европе и Северной Америке. В то же время по итогам 2004 года на одного сотрудника правоохранительных сил в ЮФО приходилось 2,7 преступления. В Израиле, например, этот показатель составляет 25 преступлений на одного полицейского, в США — 17,8, в ФРГ — 24, в Великобритании — 29, в Чехии — 12.

Подготовила Светлана ЛУКЬЯНЧИКОВА


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна