ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Обитаемая обитель

Категория: Культура, Наша культура  |  автор: admin

С «Романтикой» покончено

Проводником в поездке стал Нурбий Ловпаче, руководитель научного отдела Северо-Кавказского филиала Музея искусств народов Востока. Мы отправились к северным склонам Кавказских гор, по направлению к поселку Победа. Дорога потихонечку поднималась в гору и, наконец, уперлась в ворота Спасомихайлоафонской закубанской общежительной пустыни — проще говоря, мужского монастыря. Основан он был в 1878 году новоафонским монахом Мартирием. Монастырь был самым «зажиточным» в крае: пять храмов, странноприимный дом, школа, ремесленные мастерские… После революции 1917 года трапезные, кельи и братский корпус заселили представители победившего пролетариата. Для сотрудников ГПУ здесь открыт был дом отдыха, а для беспризорных детей — трудколония. Последние «постояльцы» бывшей обители — турбаза «Романтика». После 30-летней борьбы РПЦ отстояла свое право на монастырь. Указом президента в 2001 году он снова зажил.

Быть монахом тяжело

Пять священников, десять послушников и трудников — вот и весь монастырский «штат». Но настоятель, брутальный и со здоровым румянцем игумен Пимен, подъехавший к нам на симпатичной иномарке, был полон оптимизма: — Ничего, строимся. Помощь, правду сказать, в основном спонсоры оказывают, а не епархия и не правительство Адыгеи, хотя президент Совмен обещал, да пока ни копейки не дал, — после этих фраз настоятель «благословил» на беседу с нами благочинного Стефана и отбыл. — Если бы настоятель не благословил, я бы не стал беседовать. Устал, дрова заготавливал, да и правду вам придется говорить, — сказал благочинный, приготовившись исполнять послушание. — Что значит придется? Вам это трудно? — Быть монахом вообще тяжело: со смирением принимать все испытания. Самое же тяжкое — отказ от семьи. — А со стороны люди к вам приходят? Кто они? — Приходят зачастую те, кто был в заключении, алкоголики… — Справляетесь? — Стараемся. Если не поддаются, выгоняем. — А как же смирение и всепрощение? — Сил у нас еще мало, монастырь слабенький… Вот и вся «правда», сказанная отцом Стефаном. Те, кто исполняет послушание в монастыре, люди разные. Настоятель когда-то окончил Ростовское училище искусств, отец Стефан — семинарию в Краснодаре, немолодой трудник Михаил всю жизнь при церкви и мечтает стать монахом. — А то, что происходит за стенами монастыря, вас интересует?— спрашиваю его. — Нет, — отвечает,— мы телевизора не смотрим и газет мирских не читаем. — А то, что неподалеку есть развалины древнего монастыря, знаете? — Говорят, на каждой горе был храм. А потом разрушили все.

Они были первыми

К древнему христианскому храму на горе Физабхо, разрушенному задолго до того, как религию обозвали «опиумом для народа», вел «тернистый» путь. Пришлось продираться сквозь лесную чащу и карабкаться по горным если не кручам, то подъемам. Археолог Нурий Ловпаче обнаружил развалины храма в 2001 году и с тех пор проводит здесь со студентами «полевые работы», не обремененный заботой государства. Археологические находки — венчики, ручки, другие фрагменты глиняной утвари, найденные поблизости, — указывают на то, что храм построен в 6—8 веках. (Именно в это время строился и знаменитый Новоафонский монастырь на Иверской горе: укреплялись форпосты христианства на этой территории.) От самого храма остались лишь камни фундамента. На скальной стене можно найти и изображение христианского креста, и джора — адыгского креста. Христианство было широко распространено на этих землях вплоть до начала 19 века. Затем началось противостояние России и Кавказа, война, как ее следствие — «экспансия» ислама. Сегодня на 450 тысяч жителей Адыгеи приходится 49 православных приходов и 33 мечети, причем строятся они с завидной скоростью, словно наперегонки.

Татьяна ГЛЕБОВА


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна