ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Раз — комитет, два — комитет

Категория: Наше мнение  |  автор: admin

Можно ли говорить о том, что комитет Матерей Беслана раскололся?

Сусанна Дудиева: — Раскола нет, есть разногласия. Есть юридически зарегистрированная общественная организация «Ассоциация жертв террористических актов Матери Беслана», с юридическим адресом, с печатью, с активом и руководящим составом. Мы все на месте, продолжаем работать. Если кто-то не согласен с той деятельностью, которую ведет комитет, тот вправе выйти из организации.Элла Кесаева: — Раскола нет. Это одна и та же организация. Просто на общем собрании 2 октября мы поменяли руководство и членов актива комитета. Теперь у нас председатель Анна Тотрова и два сопредседателя — я и Виктор Аликов. Но Дудиева не подчиняется решению общего собрания, считая себя по-прежнему председателем.

Разногласия в комитете начались с письма к лидерам западных стран, где вы просили политического убежища?

Сусанна Дудиева: — То письмо было написано не комитетом Матерей Беслана, а группой потерпевших. В письме говорилось о том, что если не будет объективного расследования, мы уедем из этой страны и уже оттуда станем добиваться правды. И я, и многие члены комитета подписали это письмо. Но как пострадавшие, а не как члены комитета. Это письмо не принималось собранием комитета, оно не имеет исходящего номера комитета. Изначально хотели опубликовать это письмо 1 сентября. Но после приглашения президента мы решили зачитать его через месяц-полтора, в том случае, если после визита к Путину ничего не изменится. Однако Элла Кесаева самостоятельно зачитала его, что является нарушением устава, неподчинением решению актива.Элла Кесаева: — Действительно, я зачитала заявление о политическом убежище. Но это не было моим личным решением. Это заявление пролежало у нас 2,5 месяца, мы его готовили, собирали подписи. Практически все комитетчики подписали его, в том числе и Сусанна Дудиева. Долго обдумывали дату опубликования. Некоторые члены комитета, побоявшись, что это заявление помешает их встрече с Путиным, начали резко от него отказываться. Сусанна знала, что мы собираемся зачитывать письмо. И для меня было полной неожиданностью ее последующее заявление о том, что это обращение никакого отношения к комитету не имеет. Это было неправдой. С этого отказа и начался раскол.

Поездка к Путину продолжила процесс разделения комитета?

Сусанна Дудиева: — Сначала было много разногласий — ехать или нет, и по дате встречи. Большинством было принято решение — ехать, и именно второго сентября. Мы решили, что нам нет разницы, когда высказать Путину в глаза все, что мы думаем. Потом пошли разногласия по составу делегации. Сначала составили группу из 20 человек, потом подумали, что так будет трудно вести беседу, и приняли решение, что едут три человека от комитета, один человек просто пострадавший и один мужчина от общественной комиссии, плюс глава республики Мамсуров.Элла Кесаева: — Состав, который поехал к Путину, на комитете не выбирался. Мы предлагали для встречи с президентом 20 человек, мы выбирали этих людей, не руководствуясь принципом лояльности к властям. Нам было важно включить разных людей, с различными мнениями о произошедшем. Но потом этот список сократили без нашего ведома, оставив трех человек из комитета, одну потерпевшую женщину и еще несколько человек. Мы их не выбирали. Решение о поездке этих людей приняли председатель и руководство республики.

Последней каплей в чаше раздора стало учение Грабового?

Сусанна Дудиева: — Мы поехали к Грабовому по личной инициативе. И выступали там каждый только от своего имени. С теорией воскрешения Грабового мы соприкоснулись еще в ноябре прошлого года. Я, в первую очередь, мать, у которой убили ребенка. И дело по воскрешению моего ребенка касается только меня.
Появились мнения, что нас отвлекают от расследования учением Грабового о воскрешении — я категорически и очень ответственно такие заявления отвергаю. И если кто-то считает, что моя вера в учение Грабового дискредитировала имя комитета — это неправда. Комитет как работал, так и работает. Никто не оказывал и не будет оказывать на комитет никакого давления. Параллельно мы будем заниматься воскрешением своих детей. Я официально заявляю, что не являюсь представителем Грабового в Северной Осетии, я просто изучаю учение, имеющее непосредственное отношение к нашим детям.
Элла Кесаева: — Я считаю, «Матерей Беслана» сознательно затягивают к Грабовому. Но Сусанна — не только мать, но и лицо нашего комитета. Мы ей давали право говорить за всех нас. Однако мы ей не доверяли выступать на сборищах Грабового и участвовать в его пресс-конференциях. Из-за близости Дудиевой к учению Грабового, к нам уже не так серьезно относятся, нет у комитета такого веса, который был раньше. Может, кому-то было выгодно, чтобы наши матери Беслана перед всем миром предстали неадекватными людьми? Между прочим, за дискредитацию организации, по тому же уставу, Сусанну нужно было исключить из состава комитета. Мы же оставили ее рядовым членом комитета, но если пропаганда воскрешения будет продолжаться — мы вынуждены будем принимать меры.

Так может, главная причина раскола — банальная борьба за власть?

Сусанна Дудиева: — Решение общего собрания, повторю — нелегитимно. Я остаюсь председателем комитета Матери Беслана. Цели и задачи комитета остались прежними — объективное расследование, реабилитация всех тех, кто остался жив, объединение всех женщин в борьбе с терроризмом. Если что-то не устраивает Эллу Кесаеву в нашей деятельности — она может выйти из организации. А моя личная жизнь никого не касается.Элла Кесаева: — Нам нужно иметь трезвую голову, чтобы добиться правды. Я не считаю возможным для себя работать совместно и под руководством людей, которые считают себя учениками Грабового. Не все же верят в воскрешение, не все же неадекватны.
Мы виноваты лишь в том, что, видя, как Дудиева давно принимает единоличные решения, мы это старались сгладить. Теперь ее трудно остановить. Надо было это делать раньше.

Комментарий «ЮР»

«Все мы марионетки»

Отец Андрей Кураев, профессор Московской Духовной академии, г. Москва: — Грабовой — это серьезный психо-социологический эксперимент, замер состояния деструкции человеческого сознания. Отработка технологии манипуляции людьми — то, что называется управляемой демократией, когда людям предоставляется свобода, но при этом создаются некие средства контроля. Мы теряем способность к осознанию логических цепочек. В лекциях Грабового три-четыре слова, взятые в отдельности, вроде понятны, а когда их сопоставляешь с другими словами, которые сами по себе тоже понятны, — связь между ними полностью отсутствует. Но убедительные внешний вид и интонации, другие психотехнические приемы манипуляции аудиторией и сознанием людей совершают свой эффект.

«Стартовая площадка»

Ирина Халий, завкафедрой публичной политики факультета прикладной политологии Высшей школы экономики г. Москва: — Комитет Матерей Беслана возник стихийно и, не имея политического статуса, получил большой вес в обществе. Поэтому к комитету такое пристальное внимание со стороны самых различных деятелей. На волне интереса к ним кто-то построит интерес к себе, то есть «Матери Беслана» могут стать некоей пиаровской площадкой для политиков и бизнесменов — всех, кто стремится к публичной деятельности. Как бы ни было это кощунственно в данном случае — это обычная практика политтехнологов. Не Грабовой, выдвигающийся на президентские выборы-2008, так кто-нибудь другой их бы обязательно использовал.

«Теория воскрешения — бред»

Яков Гальперин, глава Общероссийской профессиональной медицинской ассоциации целителей, г. Москва: — Когда-то Грабовой был нормальным целителем. Старался, помогал кому-то. Я аннотации к его книгам писал, диссертацию рецензировал. Внешне, если вы его увидите, — он нормальный парень, но окружение сделало из него монстра. Я с ним порвал сразу же, когда вокруг него стала образовываться партия и стала толкать его на президентство. Ведь у любого целителя есть и ученики, и коллеги, и пациенты. Но у нас нет таких задач: целительство и политика — несовместимы. А уж теория воскрешения — это вообще бред.

Светлана ЛУКЬЯНЧИКОВА


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна