ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Алу Алханов: «Я хочу персонально отвечать за все»

Категория: Политика, Детектор правды  |  автор: admin
— Вы недавно вернулись с выставки «Ганновер Мессе-2005» в Германии. Выполнил ли канцлер Герхард Шредер свое обещание: подарил ли он Чечне машину, которая использовалась для уничтожения берлинской стены? — Пока нет. В конце июня чеченская делегация будет обсуждать с немцами конкретные вопросы сотрудничества, тогда мы, скорее всего, и напомним об этом обещании. Выставка же для меня была, скорее, познавательным мероприятием. Я впервые участвовал на мероприятии такого размаха. Россия ведь, как участник и партнер «Ганновер Мессе-2005», была вообще на особом положении. И мне, прежде всего, нужно было провести несколько встреч с первыми лицами ряда германских фирм, таких, например, как «Сименс», «Дойче банк». — Как Ваше впечатление — немцы готовы вкладывать деньги в Чечню? — Сказать трудно, насколько они к этому готовы. Но интерес проявлен. При этом мы на выставке удачно пообщались и с некоторыми российскими предприятиями. Они привезли в Германию отличную продукцию, которая может быть полезна и в Чечне. Например, Санкт-Петербургский завод «Электропульс» по предварительной договоренности откроет свой филиал в Грозном. Соответствующая база у нас есть, когда-то функционировал радиозавод, где даже выпускали компьютеры. Остался какой-никакой и людской ресурс. И если мы сделаем конкретные шаги, будет взаимовыгодная схема. — Часто приходится слышать, что Чечня — это бездонная яма, вложения в нее бесконечны, а денежный поток плохо контролируется… — К сожалению, это мнение сейчас стало весьма расхожим. Я порой сам думаю, ну почему люди не понимают серьезности и сложности процессов, которые происходят в Чечне! Ведь в течение двух войн республику довели практически до полной разрухи в экономическом, социальном и культурном плане. Я не отрицаю, есть факты нецелевого использования средств. Но я заявляю: все те деньги, которые шли на выполнение Федеральной целевой программы по восстановлению Чеченской республики, они шли через федеральные министерства и ведомства. Через Госстрой, который занимался и планированием, и строительством, и финансированием работ. Фактически подрядчиков тоже нанимали федеральные министерства. И если эти объекты не были доведены до завершения, зачем они тогда принимали этот объект и продолжали его финансирование? Когда говорят, что чеченцы воруют деньги, для меня это лишь попытка очернить нацию. Это просто обман налогоплательщиков. — Однако последние выводы Счетной палаты и заявления господина Степашина насчет нецелевого использования бюджетных средств обращены не к Госстрою и федеральным министрам, а к вам? — Я ни в коем случае не пытаюсь уйти от ответа. Наоборот, я ставлю вопрос так: если деньги направлены на восстановление республики, то отвечать за их использование должны президент и правительство Чечни. Мы по первому пути уже прошли, когда строительством занимался Госстрой, и что из этого вышло — видели. Это и президент России увидел. Семьдесят процентов федеральных денег не доходят до строящихся объектов! Они размазаны, используются неэффективно, и об этом можно говорить часами. Сегодня я предлагаю другую схему, чтобы не винить ни федеральные министерства, и никого другого. Есть 5 миллиардов бюджетных средств — отдайте их руководству республики. И я буду определять — куда и что направить. Я хочу персонально отвечать за все. А при нашей порочной практике, когда мы по полгода и больше теряем на бюрократические увязки, когда лишь в сентябре-октябре начинают поступать деньги, а в конце года их забирают — такая практика не стимулирует развитие республики. — Чем руководство Чечни может гарантировать иностранным и российским инвесторам безопасность вложений? — Да, конечно, республика — зона высокого риска. И обеспечить полную безопасность мы, увы, не можем. Но ставим перед собой именно такие цели. После двух конфликтов, после двух войн, в одночасье в фазу мирного созидания не переходят. Самое главное мы сделали — заявили, что переходим к миру. И, конечно, кто-то должен рискнуть. Должны рискнуть и чеченские бизнесмены, должен рискнуть и тот, кто хочет своевременно завладеть рынком региона. Над тем, что касается общей безопасности, законодательного обеспечения — работает не только руководство Чечни, но и Федеральный центр. — Насколько объективны и правдивы данные европейских миротворческих миссий о количестве похищенных людей в Чеченской Республике? — То, что проблема есть, что она существует, я открыто, не скрывая, говорю всем, в том числе и членам Европарламента. Но есть и другой факт, то, что эти преступления из года в год сокращаются. За три месяца этого года в республике было похищено 47 человек, это меньше, чем за тот же период прошлого года. Из этих 47 человек домой вернулись 19. До тех пор, пока в Чечне не прекратятся похищения людей, члены Европарламента будут нас критиковать. И я считаю, что это справедливая критика. — Как складываются ваши взаимоотношения с Рамзаном Кадыровым? Можно ли ситуацию в республике назвать двоевластием? — У каждого руководителя свои задачи. Он отвечает за координацию и взаимодействие с силовыми структурами — как федеральными, так и республиканскими. И так как ему приходится брать на себя большую ответственность по проведению спецопераций, на мой взгляд, и складывается такое впечатление. Его авторитет в процентах я не исчислял. Но Рамзан, как и его отец, готов отдать жизнь, чтобы на его малой родине восстановился мир. К тому же «Героя России» тоже дают не просто так. Сегодня есть люди, которые и ко мне относятся неоднозначно, и к нему. Но в целом, я считаю, его авторитет заслужен. — Вы не видите в нем политического соперника, не считаете, что на этой почве могут возникнуть какие-то противоречия? — У нас в этом плане все четко. Когда он почувствует в себе политика — то придет к этому сам. Ему сейчас 27 лет. И когда такие вопросы начинают задавать, он не может понять: почему кому-то очень хочется сделать из него регионального политика? Да, он человек достаточно известный. Да, он решает очень серьезные задачи. Он отвечает за силовой блок и создает условия для стабильного развития экономики. — Рамзан Кадыров фактически обвинил прокуратуру в том, что затягивается расследование убийства Ахмада Кадырова, и что к 9 мая, дню его гибели, исполнителей этого преступления, как было обещано, не найдут? — Давайте дождемся 9 мая. Я бы не хотел сейчас комментировать эти заявления. Да, было высказано недовольство тем, как ведется расследование этого уголовного дела. Но это волнует не только Рамзана, но и рядовых граждан. Его, конечно, в большей степени, как сына. Надо понимать, что преступления такого рода раскрывать тяжело. Следствие идет. Оно находится на контроле у Генерального прокурора России. — Шамиль Басаев неоднократно назначал награду за Вашу голову… — Да, он не скрывает, что хочет и меня уничтожить. Думаю, в настоящее время ничего не изменилось. — В связи с этим, где Вы планируете встретить 9 мая? — Пока не могу сказать определенно, но хочу встретить этот день в республике.

Интервью вела Елена КУЛАКОВА

Досье

Алу Алханов родился 20 января 1957 года в Талды-Курганской области (Казахстан). После окончания средней школы служил в Южной группе Советских войск (Венгрия). С 1979 года — в органах МВД. Окончил Академию МВД СССР. После прихода к власти в Чечне Джохара Дудаева был одним из лидеров оппозиции, сторонником возвращения республики в правовое поле России. В 1995—1996 годах при правительстве Доку Завгаева занимал должность начальника республиканского управления внутренних дел на транспорте. В августе 1996 года подразделение, возглавляемое Алхановым, оказало сопротивление боевикам, захватившим Грозный. За проведение этой операции и прорыв через кольцо окружения Алханов был заочно приговорен Басаевым к смерти. На Алу Алханова было совершено пять покушений. С 1999 года принимал активное участие в контртеррористической операции в Чечне. С апреля 2003 года — министр внутренних дел Чеченской Республики. 29 августа 2004 года избран президентом Чеченской Республики.

Мнение

Илья Шабалкин, руководитель регионального штаба по управлению контртеррористической операцией на Северном Кавказе (РОШ): — Алу Алханов — профессиональный сотрудник органов внутренних дел, у него специальное образование, включая академию. За две чеченских компании проявил себя не только как профессиональный сотрудник, но и очень смелый офицер. Жизнь так развернулась, что его выдвинули в президенты, и большинство жителей республики поддержали эту кандидатуру. Люди связывают с ним большие надежды на перемены к лучшему. Кадырова все-таки воспринимали как человека, который приложил руку к созданию тяжелой ситуации, сложившейся в Чечне. И отношение к нему было, скажем так, неоднозначное. Когда же появилась кандидатура Алханова, народ отнесся к нему по-иному, чем к Кадырову. Мне часто приходится с ним взаимодействовать. Знаю, что он работает очень много. Я думаю, что рано подводить итоги его президентства. Условия тяжелейшие, разруха в республике. Но я думаю, что он все-таки выдержит. Хотя это будет стоить неимоверных усилий: физических и психических. Что касается опасности совершения на него покушений, то я думаю, она, конечно, будет возрастать по мере его движения вперед. А он очень напористый человек. Михаил Леонтьев, журналист, ведущий программы «Однако» («Первый канал»): — Это вполне адекватная фигура для сегодняшней Чечни. Раньше там было единовластие. И если Алханову удалось создать хотя бы двоевластие (я имею в виду кадыровцев) — значит он уже великий политик! Говорить об Алханове как о политике можно по тому, какое представление складывается о нем в России. По биографии он человек годный. Если брать Ахмада-хаджи Кадырова, то он был человеком вполне самостоятельным. Ему вообще был никто не нужен. В том числе, включая Россию. Алханов — совсем другое дело. Алханов — человек, который очень жестко воевал за Россию. Именно за Россию, а не за свой клан в Чечне. Я думаю, что это очень хороший выбор из того, что мы могли там иметь. Недовольные есть, конечно, но они всегда есть. Нужно понимать, что Рамзан Кадыров тоже не может быть совершенно самостоятельной фигурой и никогда не сможет ею стать. Кто составит конкуренцию Алханову? В электоральном смысле — это смешно. В силовом — многие.


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна