ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Президент, спустившийся с гор

Категория: Политика, Специальный репортёр  |  автор: admin

Семейные хроники

Сельсовет аула Эльтаркач представляет собой двухэтажное здание советской постройки, во дворе которого почему-то обустроена детская площадка. — На первом этаже у нас детский садик когда-то располагался. Уже не помню, когда и закрыли его, — объясняет глава сельсовета Магомед Хубиев. — А этим летом провели реконструкцию и готовим детсадик к открытию… О приезде корреспондента «ЮР» Хубиева предупредило районное начальство. Дескать, обеспечь встречу с нужными людьми, которые помнят детство президента. Магомед пригласил в сельсовет Ханбали Хачирова — бывшего директора школы, где учился в начальных классах Батдыев. — Педагогический стаж — 55 лет, — степенно представился старик, одевшийся по случаю в парадный пиджак. — Молочный брат президента. В сталинской ссылке он жил в одном селе Южного Казахстана с семьей будущего президента. Там, вернувшись с войны, и нашел своих родных глава рода Батдыевых — Азрет-Али. Там же в 1950 году на свет появился его сын Мустафа. — В ссылке нас обзывали бандитами, без позволения коменданта в соседнее село нельзя было даже на похороны пойти, — пытается вспомнить о тех временах Хачиров. До 1955 года карачаевцам не разрешали получать высшее образование. Об этом сам Хачиров узнал, когда окончил школу и поехал поступать в Чимкентский педагогический. — Карачаевцы меня с музыкой из села провожали: наш человек в люди выбьется! А в институте у меня даже документы не приняли. Откровенно говоря, там мы были в культурной тюрьме. По его словам, в этих условиях земляки проявляли себя по-разному: — Семья Батдыевых жила и в ссылке достойно. Мать их еще до ссылки стала коммунисткой — когда еще партия за грамотными особо охотилась. Отец на войне ноги оставил, вернулся на костылях. Представьте себе, и на костылях приноровился сено косить! Когда в 1956 году карачаевцам разрешили вернуться на родину, в семье Батдыевых было одиннадцать детей: семеро сестер, четверо братьев. — В Казахстане нас отпускать не хотели. Но мы все же уехали. А что нас здесь ждало? Ничего! Родина только… Приехали — всюду беда. Поначалу жили скопом в заброшенной ферме. Но уже через год люди стали справлять новоселье, в ауле открылась школа-семилетка, и мы стали «даздравствовать», — заканчивает учитель Хачиров на оптимистической ноте. Об ученике Мустафе Батдыеве, который пришел в школу с первым набором, вспоминает кратко: — С виду — обычный пацан. Но уже тогда можно было удивляться, какие умные и положительные слова он умел говорить… Старый учитель и по сей день преподает карачаевский язык. В его кабинете в отдельном ряду висят портреты горцев в высоких папахах — карачаевских авторов, которые сочиняли рассказы о Ленине.

Музейные развалины

Сегодня добраться до дома, где жили Батдыевы, можно только на внедорожнике. Ведь после его прихода к власти в родовом ауле заасфальтировали всего одну центральную улицу. Мы спускаемся по косогорам вниз, подпрыгивая на ухабах. Место здесь когда-то было оживленное: после Казахстана люди строили дома поближе к воде — вдоль берега здешней речки. Потому-то и улица зовется Приречная. Сейчас это окраина, где много брошенных строений. Заброшен и дом президента. По нынешним меркам он кажется игрушечным, во всяком случае, по сравнению с нынешним жилищем Мустафы Батдыева. О былых временах, когда здесь кипела жизнь, напоминают лепестки резного деревянного орнамента, сохранившегося на калитке. Путь во двор преграждает ствол огромного дерева, с корнями вырванного то ли временем, то ли стихией. Во дворе трава по колено. Минуя препятствия, пробираюсь поближе к оконным проемам с выбитыми стеклами. Маленькие прямоугольные комнаты с белеными стенами. Кухня с печкой, которая когда-то обогревала весь дом… «В этом доме вырос президент нашей республики. Спали тогда прямо на полу, раскинув одеяла. Летом баней для детей служила речка, зимой мама купала их в корыте. Уроки учили при керосиновой лампе. После ранней смерти отца в семье Батдыевых забота о детях легла на плечи матери. Это была достойная женщина. За житейскими советами к ней обращался весь аул. Работала она в колхозе пчеловодом. В то время в семье должен был трудиться каждый. Вместе со своими братьями и сестрами во всех работах непременно участвовал Мустафа Азрет-Алиевич Батдыев», — примерно так провел экскурсию глава сельсовета. А многие из жителей аула были не прочь раскрасить картинку прошлого личными воспоминаниями. Кто-то вспомнил, что Мустафа Азрет-Алиевич был бессменным победителем аула по игре в шахматы. Другие рассказали, что он слыл лучшим танцором лезгинки… — Мы с братьями Батдыевыми вместе чабановали. Но вырвется свободное время, смотришь, Мустафа где-нибудь в тенечке сидит, книжку листает. Особенно химию любил. Я его Менделеевым звал. У карачаевцев есть поговорка: если человек будет великим, он известен с коротких штанишек. Мустафа и пацаном был заметным. Извините за пафос, конечно, — перехватив недоверчивый взгляд говорит завхоз местной школы Мухаддин Четчаев. Но тут же искренне пытается объяснить, что же особенного уже в те годы было в знаменитом земляке: — Вы обратили внимание, какой у него лоб? Правильно, большой. А в такой голове каким может быть мозг, если не очень большим? Почти все близкие родственники президента сегодня переехали в Черкесск. Последним уехал старший брат Магомет. Но, между прочим, глава сельсовета Магомед Хубиев тоже не посторонний Батдыеву человек. Он племянник президента. Главой сельсовета Хубиева назначили уже во времена дядиного правления.

Когда дядя — президент

Мы снова въезжаем в аул по единственной асфальтированной улице, щедро удобренной коровьими лепешками. Напротив сельсовета — новая мечеть, не уступающая по размерам офису местной власти. Ее Батдыев построил на личные средства еще до избрания на президентский пост. Сегодня в Эльтаркаче живет 660 семей. Рабочие места — в сельсовете, школе, да в больнице на 12 койко-мест. А места здесь замечательные: есть даже нарзанный источник. Наладить бы здесь производство минеральной воды… — Да-да, попробуйте! А я вам на открытие толстую тетрадку подарю, чтобы должников записывать. «Братан, дай в долг, отдам потом…», эти «потомы» у нас в ходу как валюта, — смеется Хубиев. Почти все жители аула живут с личного подворья. — Самое главное: с помощью президента дорогу построили, — с гордостью говорит Магомед. В 2002 году в аул пришла стихия: речка вышла из берегов и напрочь смыла давний гравий. Тогда приехал в Эльтаркач республиканский начальник и, почесав в затылке, решил, что легче жителей аула переселить в другое место, чем дорогу здесь проложить. — А-а… К нашему аулу почему-то всегда наплевательски относились, — машет рукой глава сельсовета. — Да и сейчас бюджет аула меньше, чем в соседних селениях. В это трудно поверить: неужто дядя-президент обижает племянника? — Да вы что?! Как у меня язык повернется попросить что-нибудь у Батдыева? Я уверен, что и ему это не понравится. Да и мне как-то оскорбительно, — уверяет Магомед. — За два года моей работы в сельсовете Мустафа всего лишь однажды заговорил о работе. Было это на каком-то совещании: подошел вдруг и тихо-тихо спросил: «Трудно тебе, наверное?» Я даже смутился от неожиданности: «Ничего, справляюсь». Мы проходим с ним по коридорам школы, где снуют строители — впервые за многие годы здесь латают крышу. Осматриваем просторные комнаты детского сада, которые еще пахнут краской. Рассматриваем костюмы детского танцевального ансамбля. Создать его — идея Хубиева: пригласил из города хореографа, посадил за гармошку свою жену, и танцоры из Эльтаркача уже удивили всю республику, победив в конкурсе художественной самодеятельности. — Понимаете, у карачаевцев почему-то пропала традиция таких ансамблей. Черкесы танцуют, абазины тоже. А мы чем хуже? — Магомед радуется, как дитя. Глава сельсовета провожает нас до самой границы аула, по дороге рассказывая о своих больших планах на будущее. Но первоочередным у него намечен назавтра сход жителей аула: — Буду воспитывать сознательность! Почему за своими коровами дорогу не убирают?

Юлия БЫКОВА


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна