ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Ликвидатор неприкасаемых

Категория: Политика, Детектор правды  |  автор: admin

Что спросил Путин?

— На пост главы республики было предложено несколько кандидатур. Был ли для Вас неожиданным выбор Путина? — Нет. В течение последнего года со мной на эту тему беседовал действующий президент КБР Валерий Коков. Но я бы не называл себя его преемником в полном смысле этого слова. Я учился у него мудрости сохранять мир и спокойствие в республике, но в плане экономики наши подходы разнились. Я, как бизнесмен, подходил с рыночной стороны, а он… исходя из опыта, который у него был. — Вас связывали с Коковым и личные взаимоотношения? — Мы часто встречались с Валерием Мухамедовичем по долгу службы, он привлекал капитал нашей компании во многие социальные проекты на территории республики. И быть может, то, что я никогда не пытался на этом много заработать, и определило выбор Кокова. По своей инициативе я никогда не стал бы претендовать на этот пост. Страшно, когда человек уходит, а ему вслед готовы кидать камни и говорить бог знает что. И если я буду нужен Кокову, всегда помогу его семье. — Вы пообещали отдать свою собственность республике... А много ее здесь, Вашей собственности? — Не сказал бы. Два завода: по производству медной катанки и по производству медикаментов. Из торговых активов два рынка: «Зеленый» и «Дубки» и один торговый дом. Плюс гостиница «Интурист» и ресторан «Эльбрус». — Если честно: зачем Вам это надо? Вы очень успешно занимались крупным бизнесом. — Тот же вопрос мне задал Владимир Путин, только еще более жестко. Я сразу сказал, что бизнес-интересы здесь никоим образом не замешаны. Просто мне уже 48 лет. Хочется сделать что-то значимое. Я уверен, что все проблемы в республике — из-за слабой экономики, хотя коллапса, о котором все говорят, не вижу. А вот экономика — это как раз мое. Я не волшебник, и обещать, что за год выведу Кабардино-Балкарию из кризиса, было бы глупо. Сейчас проведем аудит, выявим слабые стороны и точки роста, а потом определимся с программами.

Антиклановость

— На инаугурации Вы заявили, что первоочередная задача — борьба с коррупцией. Довольно стандартное обещание… — До конца коррупцию в мире еще никто не победил, и нам, наверное, это не удастся. Ho во всяком случае, в пласте первых лиц я буду это очень жестко пресекать. Неприкасаемых не будет, начиная с того человека, который вам это говорит. Думаю, когда произойдут замены в правительстве КБР, люди это поймут. — В республиках Северного Кавказа развита еще и клановость. — Я сразу же сказал всем своим родственникам, что их во власть не возьму. Даже если они хорошие специалисты. Меня бы неправильно поняли. Мой «клан» — профессионалы. Есть близкие друзья, люди, с которыми я когда-то учился. Их я буду привлекать, должен же я на кого-то опираться! — Замены в правительстве будут серьезные? — Треть министров заменю. Мы советовались с председателем правительства Геннадием Губиным: уйдут те люди, которые не способны двигать процесс. Потом посмотрю на работу других по итогам года — быть может, с кем-то опять придется распрощаться. — Почему не распрощались с самим Губиным, ведь он из старой команды? — Я с ним работаю порядка двух лет — это энергичный человек, который способен быстро и качественно принимать решения. С ним в республиканском правительстве было проще всего. Я ведь не политик, я — хозяйственник. Надо создать человеку условия. — И что Вы можете сказать о нынешней команде? — Очень много интриг, непонятных для меня взаимоотношений. Я никогда интригами не занимался и не дам другим. Министры будут отвечать мне только по делу, и оценивать их буду только по результатам работы. Жалеть и беречь никого не буду. Я поставил на чашу весов свое имя, которое создал за 29 лет жизни в Москве. — Кстати, москвичей привлекать будете в республику? — Приведу одного сильного менеджера как своего помощника по финансам. В состав правительства москвичей вводить не буду. Хотя со временем, может быть, и введу одного-двух человек. — Не боитесь противостояния? — Не боюсь, но предвижу. Мы уже продумали и систему безопасности, и схему взаимоотношений. Думаю, разумных людей здесь больше. А те, кто будет бороться за власть ради власти... Я не мягкий человек, и ответ мой будет жестким. Мне нужно время. Я по характеру человек недостаточно открытый, оберегаю личное пространство. В ближайшее время закроюсь еще больше, чтобы разобраться со всем и решать поставленные задачи.

Путь самурая

— Вы создали одну из крупнейших компаний в Москве. Ходят слухи, что состояние нажито не совсем праведным путем. — Компанию «Синдика», в которой я являюсь почетным президентом, западные эксперты оценивают в 2 миллиарда долларов. Мы достаточно быстро растем — на 40 процентов в год. Там достаточно сильная команда, а я, как и прежде буду только рисовать стратегию развития. Мы работаем по семи направлениям: торговый бизнес, банковский, гостиничный, страховой, развлекательный, консалтинговые услуги, есть промышленные активы, но их чуть поменьше. Говорят, мы контролируем Кутузовский проспект. Да, мы его контролируем в том смысле, что у нас там несколько крупных торговых центров. Но мы серьезная компания, а не какая-то преступная группировка, которая может что-то держать и контролировать. — С чего начинали бизнес? — В 1981-м я закончил «Плехановку», отслужил в армии, поработал начальником цеха в «москворецком объединении». Как только вышел закон о кооперации, создал свой кооператив. Мы занимались торгово-закупочной деятельностью, возили со всей страны в Москву овощи и фрукты. Потом открыли комиссионный магазин. Потом начали строить торговые центры, скупали различные предприятия. Поскольку нужен был инструментарий для переработки собственного объема денежных средств, приобрели акции одного из крупнейших банков Москвы. Потом купили еще один банк, и так, шаг за шагом, создали холдинг. — А между шагами на Вас завели уголовное дело... — Был такой эпизод в 1993 году. Я на два месяца был привлечен к уголовной ответственности как подозреваемый в даче взятки. На свадьбу одного из своих друзей, который занимал пост в исполнительной власти, я подарил машину. И это было расценено как взятка за то, что он мне что-то выделил в своем районе. Но поскольку не было доказательств, меня перевели из подозреваемых в свидетели. Просто правоохранительные органы хотели, чтобы я показал на своего товарища, и в этом случае они бы его «закрывали». Но не мог же я лжесвидетельствовать. — Занимаясь бизнесом, Вы пошли во власть — стали депутатом Госдумы. В России нельзя заниматься бизнесом, не будучи во власти? — Можно, но тогда нужно дружить с властью, договариваться. Если речь идет о крупном бизнесе, как мой. Но я пошел не ради финансовых преференций. Считаю, во власть должны приходить люди, которые изнутри знают, что происходит в экономике, я ведь работал в комитетах по собственности и по бюджету. Только так можно сдвинуть ситуацию с мертвой точки, — Но во власть Вы пришли под флагом ЛДПР, а теперь вступили в партию власти. Почему распрощались с Владимиром Вольфовичем? — Я изначально не разделял их национальный подход — когда был на заседаниях, из уважения ко мне, не поднимали тему выходцев из Северного Кавказа. Да и лоббируют эту тему исключительно, чтобы привлечь избирателей. Владимир Вольфович очень умный человек, который тонко чувствует, что происходит в стране. Это не был мой разрыв с ЛДПР, это был плавный переход. Жириновский один из первых поздравил меня с президентством, телеграмма лежит у меня на столе. Но ЛДПР, в отличие от «Единой России», малочисленная партия и не может провести законодательные инициативы. И я не смог бы реализовать те планы, которые у меня были. — Полпред Козак одним из Ваших плюсов назвал то, что Вы видели власть с другой стороны. Какой Вы ее увидели? — Не понимаю людей, которые приходят во власть, чтобы заработать на этом. Власть — не бизнес. Но, к сожалению, я часто с этим сталкивался. Я был по ту сторону баррикад, И, придя во власть, не позволю себе действовать такими же методами.

Инга ПЕЛИХОВА


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна