ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Памятник в Дербенте все же посадили

Категория: Общество, Южная неделя  |  автор: admin
Главные ворота между Европой и Азией Старый Дербент ютится вокруг такой же старой крепости. Маленькие, мощеные истертыми до дыр каменными плитами улочки, домики, напоминающие ласточкины гнезда. Кстати, сами ласточки тут тоже «прописаны»: они лепят свои гнезда на древних стенах, защищавших город еще две тысячи лет тому назад. Самому Дербенту, несмотря на то, что называли его по-разному в разные времена (за свою историю он сменил пятнадцать имен), более пяти тысяч лет. Первые крепостные стены из сырцового кирпича построили в 8—10 веке до н. э., а каменные возвели в пятом веке уже нашей эры, когда здесь правила персидская династия Сасанидов. Кроме стен, которые как бы обнимают город и «рукавами» уходят под воду Каспия на триста метров от нынешнего берега, до наших дней дожил и кусочек «великой дербентской стены». Когда-то это могучее оборонительное сооружение высотой от 18 до 25 метров и толщиной пять метров на семьдесят километров уходило в глубь горной гряды, «перекрывая движение» из Европы в Азию и наоборот. Если вспомнить, что Дербент стоял на самом напряженном отрезке Великого шелкового пути, то значение столь могучего фортификационного сооружения трудно переоценить. Впрочем, в старом Дербенте все бесценно. Крепость Нарын-кала с ее древними водоводами и банями, царской канцелярией и огромным хранилищем для воды (только отравив воду неприятель мог взять неприступную крепость) поражает воображение. А еще настоящий зиндан — девятиметровый каменный мешок, замурованный в землю, подземные ходы. Христианский храм 4-го века — один из самых древних на Земле. Сегодня мы можем заглянуть в него только сверху: в седьмом веке, во времена арабского завоевания, храм в буквальном смысле слова сровняли с землей — его засыпали. Кто будет откапывать этот шедевр — неизвестно, как, впрочем, и восстанавливать дворец правителя Дербента Фет-али хана, который простоял до начала 20-го века, а затем был разрушен артиллерией «красных», которые выбивали из крепости армию генерала Деникина, державшую здесь оборону. Крепость, которая тысячелетиями сопротивлялась ордам многочисленных завоевателей, оказалась бессильна перед равнодушием властей к тому, что мы называем отечественной культурой. Новые завоеватели События последнего десятилетия на Кавказе «распугали» туристов: если прежде за год Дербент посещали более 800 тысяч человек, то теперь туристов можно по пальцам пересчитать. И это нанесло слишком большую брешь в бюджете. Реставрационные и исследовательские работы не проводятся. Более того, нет возможности не только следить за сохранностью памятников древнего Дербента, но и их обслуживать. Когда я пыталась попасть в Музей быта древнего Дербента, Армянскую церковь и Дом-музей декабриста А. Бестужева-Марлинского, то везде натыкалась на закрытые двери. А, между тем, было воскресенье — самое время приобщиться к культуре. Только ворота Джума-мечети — одной из самых древних в мире (построена в 733 году) были гостеприимно распахнуты. Во дворе с тысячелетними чинарами — тишина, неспешно беседуют на скамеечках паломники. Хотя месяц назад здесь была совсем другая картина: несколько радикально настроенных людей, называющих себя ваххабитами, вошли в здание и стали требовать, чтобы ахуном мечети стал «их человек». Как рассказали «ЮР» очевидцы, ваххабиты залезли даже в мехраб (ниша на одной из стен мечети, где идет служба, указывающая направление в сторону Мекки). Началась бойня, поножовщина, прибыли спецвойска из Махачкалы. И это произошло там, где испокон веку спокойно молились представители всех течений ислама. Джума-мечеть, кстати, была отреставрирована на деньги неизвестных спонсоров и неизвестными мастерами, которые, приступая к работам, не то что с ЮНЕСКО или московским министерством не посоветовались, но и с директором дербентского комплекса Назимом Касумовым. — Когда я пытался оказать сопротивление этой варварской реставрации, меня забросали письмами с угрозами, — говорит директор. Вообще попустительство властей по отношению к памятнику удивляет. Потрясенная, я наблюдала, как в крепостную стену, возведенную в шестом веке (много ли в мире сохранилось столь древних сооружений), — встраивают жилой дом! Допустим, у директора сопротивляться всему этому сил нет. А у мэра Дербента Феликса Казиахмедова, который, между прочим, является членом Российского комитета всемирного наследия, что с силенками-то? Учитесь писать Да что там местная власть. Четыре года тому назад нынешний руководитель Федерального агентства по культуре Михаил Швыдкой, бывший тогда министром культуры России, прохаживался по древним улочкам «подчиненного» его ведомству «памятника» в Дербенте. Не видеть всех этих чудовищных нарушений он никак не мог. — От федерального Минкультуры — никакого толку. Я заявки подаю, — говорит директор музейного комплекса Назим Касумов, — но помощи как не было, так и нет. Непосредственность директора обезоруживает, но чтобы понять, на самом ли деле на дербентскую крепость наложено «эмбарго», пришлось обратиться в министерство культуры Дагестана. Последний раз деньги из федерального центра на счет музея-крепости поступали в 2001 году, сказали там. Более того, из тридцати пяти заявок от республики на участие в федеральной программе «Культура России» в этом году не прошла ни одна. — Вроде мы глупее не стали, — грустно шутят в министерстве, — но ситуация просто удручает, в прошлом году хоть пять заявок приняли. А как мы будем сейчас более чем скромный бюджет делить на всех — неизвестно. А вот звонок «ЮР» в Москву дал смешной ответ на дербентскую проблему. Начальник отдела недвижимых памятников истории культуры Федерального агентства по культуре и кинематографии Ирина Смирнова посетовала, что не умеют, мол, на местах правильно писать заявки на «материальную помощь» по федеральным программам. И вообще для великого дела сохранения наследия, как говорит госпожа Смирнова: «обилие и отсутствие средств одинаково плохо, потому как нельзя пускать на самотек, а механизм отслеживания не разработан». Видимо, чтобы его наладить, надо в Москве еще одно Федеральное агентство открыть, а то четыре при одном федеральном Министерстве культуры — маловато. В общем неправ был герой Краморова со своей фразой: «Кто ж его посадит, он же памятник»! Памятник оказывается тоже можно посадить. На голодный паек. А своего мецената-миллионера Шлимана, раскопавшего древнюю Трою, в современной России нет. Но ведь и другого такого уникального исторического памятника как Дербент — тоже нет.

Татьяна ГЛЕБОВА


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна