ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Ингуши без границ

Категория: Общество, Наша жизнь  |  автор: admin

Лагерь-призрак

Лагерь, расположенный в селе Майском, на территории Северной Осетии является самым крупным из подобных мест. Официально его как бы не существует, две сотни хибарок на маленьком пятачке не состоят под юрисдикцией Ингушетии, а власти Северной Осетии делают вид, что никакого поселения на их земле нет. Между тем жизнь в лагере-призраке кипит и у репортера «ЮР» сложилось стойкое впечатление, что люди уже свыклись со своим положением. Хотя среди беженцев есть и такие, кто просто боится возвращения. Все это я узнаю, пройдя несколько десятков шагов по улицам стихийно застроенного городка-лагеря. Седоволосый Магомет жалуется, что кое-кто из его родственников поверил в посулы и вернулся на Родину, в результате осетинская милиция подбросила ему автоматные патроны и арестовала. «Как можно им верить?» — вопрошает Магомет. Общий смысл высказываний жителей лагеря в Майском довольно позитивен: «Осетины думают, что мы начнем вредить, принесем с собой терроризм. Но на самом деле мы наоборот будем выполнять роль их негласных стражей и следить за малейшими тревожными признаками. Ведь в случае чего мы все окажемся в положении заложников». Однако среди миролюбивых заявлений звучат и воинственные нотки. «Если бы в 92-м году в Пригородный район не ввели войска, мы бы еще посмотрели, кто из нас стал бы беженцем», — заявил «ЮР» один мрачноватый мужчина. Но если отбросить в сторону эмоции, оказывается, что проблема не в самих беженцах, а в их количестве. Принимающая сторона пытается ограничить количество репатриантов цифрами 1992 года. Но за прошедшие 13 лет число обитателей таких лагерей сильно выросло — за счет естественного прироста.

Сделай на «Тюнс» больше

Редко в какой местности вам попадется такое количество беременных женщин и молодых матерей с колясками, как в Ингушетии, в том числе и в лагере беженцев, проживающих в тесных вагончиках. Работы в селе Майском почти нет, а когда жителей лишают возможности смотреть телевизор, у них остается единственное развлечение. Привезший меня в лагерь таксист Джабраил сам из местных и потому пообещал познакомить с комендантом лагеря или его замом. Мы долго и безуспешно стучим в их двери, запертые изнутри. На стук никто не отзывается. «Чем они там занимаются? — раздраженно бормочет Джабраил и тут же улыбается своим мыслям, — понятно чем». У самого Джабраила четверо детишек. Это притом, что он человек с двумя высшими образованиями, долгое время проживший в России. И меньше четырех детей здесь не заводит никто, больше — сколько угодно…

Диссидент Джабраил

Сам Джабраил своего рода диссидент: многие его соображения соседи по лагерю могут воспринять негативно, и поэтому мы сразу договариваемся, что его фамилия не прозвучит в репортаже. — Все началось с закона «О реабилитации репрессированных народов», который был принят с подачи Ельцина, — считает мой собеседник. Ничего кроме вреда этот закон нам не принес. Да, кое-кому выплатили компенсации. Это, конечно, хорошо, но в какую сумму можно оценить кровь сотен человек, пострадавших при попытке вернуть территории, обещанные этим законом? Я вам честно скажу, в Осетии ингушам жилось лучше, чем при ингушской власти, хотя бы потому, что в Ингушетии власть и силовые структуры традиционно втянуты в систему родовых отношений, а у соседей более или менее соблюдались законы… Я сам попытался несколько месяцев поработать в ингушской ГАИ. Но не только денег не заработал, а еще и столкнулся с тем, что я должен оказывать услуги членам тейпа. Если откажешься, о тебе начнут злословить, слухи распускать. Я уволился из ГАИ без особого сожаления, потому что за трудоустройство туда денег не платил, а тому, кто отдал последнее за то, чтобы устроиться в милицию, куда деваться?

Что делать?

Вообще, диссидентствующий таксист Джабраил — один из немногих в лагере Майском, кто говорил не заученными фразами и довольно искренне. А его взгляд на будущее ингушского народа и вовсе показался любопытным. — В наших гетто царят бедность и перенаселенность, — философствует Джабраил. Пусть законодательно нас никто к земле не прикрепил, но фактически мы лишены свободы передвижения не только по миру, но и по России. Нет денег, не хватает образования, у многих жителей Майского даже прописки нет в новых паспортах, и они при выезде из района вынуждены платить крупные штрафы. Даже если нам позволят массовое возвращение на места прежнего жительства, надолго ли проблема будет решена? И у нас, и у соседей территории довольно маленькие, а детишек рождается много, сами видели. Что же нам вечно воевать за эти клочки земли? — И где же выход, в сокращении рождаемости? — Ну, как ее сократишь? Расселяться нужно: в Россию или в другие страны. Я сейчас пытаюсь воспользоваться статусом беженца, чтобы переехать с семьей в Бельгию на постоянное место жительства или в другую страну, которая нас примет. — А если не получится? Джабраил еще раз скашивает глаза на животик жены, потом возводит их к небу и вздыхает, сложив ладони в молитвенном жесте. — Ну да, конечно, все в Его воле...

Справка

По информации пресс-службы Народного собрания Республики Ингушетия с 30 апреля по 25 мая 2005 года в Пригородный район Северной Осетии вернулись 18 семей в количестве 98 человек. Беженцы расселены в селах Дачное, Куртат, Чермен, Канделеевская и Балта. То есть процесс возвращения беженцев идет, но насколько он затянется и все ли беженцы вернутся домой — неизвестно.

Феликс ЛАПИН


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна