ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Послушание в непослушной республике

Категория: Общество, Наши люди  |  автор: admin

Идет охота на попов

Год, в который отец Варлаам прибыл на новое место служения, был неспокойным. И в Чечне и в Ингушетии православных священнослужителей похищали постоянно. Так, на уже упомянутого протоиерея Петра Сухоносова бандиты покушались трижды, в последний раз батюшке не помогла даже охрана, которую похитители обезоружили и избили. — В этих похищениях не было религиозной подоплеки, — рассказывает «ЮР» отец Варлаам. — Просто существовал такой разбойничий бизнес, целая отрасль чеченской экономики, можно сказать. Воровали всех, с кого можно было получить деньги, в том числе и своих соплеменников, но считалось, что русские батюшки в этом отношении являются очень выгодным товаром. До сих пор в некоторых чеченских и ингушских селах вам могут показать большие красивые дома и откровенно рассказать, что они построены на выкупы, полученные за православных священников. Конечно, когда по телевизору проходили новости об освобождении пленников, все это подавалось как результаты спецопераций, но в большинстве случаев вопрос решался с помощью денег, — говорит отец Варлаам. Не удивительно, что священнослужители не очень хотели сюда приезжать. И хотя Церковь в чем-то сродни армии и приказам вышестоящего начальства (здесь положено беспрекословно подчиняться), но в ситуации, когда посланному на служение не гарантируется спокойствие, пришлось вводить принцип добровольности. Ведь случись несчастье, тяжкий груз ляжет на совесть епископа, который вынудил своего подчиненного пойти на смерть. Иеромонах Варлаам таким добровольцем и оказался. Ныне покойный Владыка Гидеон, благословивший молодого священника на миссионерский подвиг, просил его принять послушание и продержаться хотя бы несколько месяцев, ведь в сердцах немногочисленных православных, проживавших среди мусульманского населения, воцарилось смятение. Надо было обязательно показать людям, что Церковь их не оставила, оказать им моральную поддержку. Несколько месяцев превратились в несколько лет. И не исключено, что принятое послушание затянется на всю жизнь. — Наши храмы здесь, как магнит, — говорит иеромонах Пономарев, — одних они заставляют остаться, других вернуться. А священник, как пчелиная матка, за которой летит рой.

Православная сила

Отец Варлаам откровенно признается, что выезжать на Кавказ ему было страшновато, но желая послужить Богу и Отечеству он был готов принять мученический венец. Однако, вопреки ожиданиям, все сложилось совсем неплохо. То ли Господа нужно благодарить, то ли федералов, но красть священников перестали. Наладились вполне приличные отношения с местным населением — от республиканского руководства до простых граждан. В Ингушетии президент Зязиков называет себя первым православным прихожанином и помогает местным приходам. В Чечне президент Алханов поспособствовал тому, чтобы на строительство грозненского храма было выделено по федеральной программе 25 миллионов рублей. А что касается рядовых чеченцев и ингушей, то они относятся к чужой вере вполне терпимо и даже иногда покупают в православных храмах свечки или иконки, воду святят. Считается, что с помощью этих волшебных вещей можно избавиться от многих болезней. Да что свечки, иногда православного священника даже просят освятить мусульманское жилище! Бывает, вселится мусульманская семья в бывший русский дом, и все чудится ей, что в доме по ночам половицы скрипят или разговаривает кто-то. Ясно, что это духи, оставшиеся от прежних хозяев, а раз так, кому же их изгонять, как не православному батьке, он то с русскими демонами скорее контакт найдет. Вообще, у многих чеченцев своеобразный взгляд на религию — Бог поделил вселенную на части, и у мусульманских священников есть сила для того, чтобы повелевать бесами и ангелами в своей части вселенной, а у русских — в своей. Поэтому мусульманское население верит как в благодать, которую может дать православный батюшка, так и в проклятие, которое он способен наслать. Понятно, что не в интересах отца Варлаама разубеждать местных жителей.

Строитель

К сожалению, священников на территории, подведомственной благочинному Варлааму, по-прежнему не хватает. И дело даже не в опасности для жизни, а скорее в неблагоустроенности, в разрухе, отсутствии элементарных удобств при сохранившихся храмах. Кроме того, в нормальных условиях священник кормится за счет паствы, но в Чечне и Ингушетии это невозможно. В той же Чеченской Республике, по мнению отца Варлаама, осталось не более 3 тысяч русских, большая часть из которых пожилые малообеспеченные люди. Кроме того, верующих среди них вовсе не большинство, так на редкие пока служения, которые проводятся в крестильне грозненского храма, могут прийти всего 100-150 человек, да и то в большой праздник. Приходящим часто раздают «гуманитарку», поступающую из воинских частей, иногда помогают деньгами, о плате за требы речь, понятно, не идет. Какие уж тут доходы. А раз так, благочинному приходится трудиться за пятерых (именно столько вакансий сегодня не заполнены в его приходах), проводить богослужения там, где нет священников, следить за правильностью и регулярностью исполнения обрядов там, где они есть. А еще нужно контролировать строительство, решать финансовые вопросы, причащать, принимать исповеди, проводить отпевания и обряды венчания (что гораздо реже), ездить по воинским частям… День батюшки начинается с пяти утра, заканчивается за полночь, о выходных речь не идет. Много ли найдется желающих поработать в таких условиях? При этом ни жалоб, ни ворчания не услышишь от отца Варлаама: все-таки он монах и любые тяготы воспринимает как необходимое испытание. Да и… за державу обидно. Понимает священник, что идеология является для большой страны клеем, без которого она начнет рассыпаться, и чувствует себя мастеровым, подмазывающим и приколачивающим рассохшиеся конструкции. В строящемся храме для него воплощена и российская государственность, да и вообще душа русского человека. Иногда во время короткого сна он просыпается и долго лежит с гулко бьющимся сердцем, шепча молитвы. Преследует монаха один и тот же сон — о том, что здание, уже почти возведенное, вдруг неожиданно начинает трещать и в одночасье рушится до основания. Но утром сомнения уходят, начинается рабочий день, продолжается строительство.

Павел БУРИН


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна