ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Незнатные люди Карачая

Категория: Политика, Для служебного пользования  |  автор: admin
Карачаевск лежит в живописном ущелье вдоль реки Кубань. Горы и река едва ли не единственные достопримечательности этого маленького городка. На въезде гостей встречает статуя горянки, подносящей чашу усталому путнику. Карачаевск — неофициальная столица не существующей административной единицы. Три района, где проживают этнические карачаевцы (один из народов республики), местные жители называют Карачаем. Главное здание города — Карачаево-Черкесский государственный университет (бывший педагогический). Известная на всю республику и соседние регионы кузница кадров для районных школ и училищ. Но мало кто знает, что его студенты прославились не только на ниве учительства.

«Ваххабитский рассадник

«Салам», — говорит Тимур, первый студент, встретившийся мне у входа в университет. Просит закурить. На мой вопрос о местных достопримечательностях усмехается: — Знаю, многие после терактов думают, что тут, в Карачаевске, чуть ли не ваххабитский рассадник, а студенты все с бородами ходят… Оглядываться в поисках «бородатых студентов», действительно, бессмысленно. Хотя бы потому, что идет сессия, и многие на каникулах. — Если хотите узнать о ваххабитах, езжайте в Учкекен, а здесь их давно нет, — вторит Тимуру его друг Расул. Учкекен — небольшое село неподалеку от Карачаевска, в свое время ставшее оплотом новой «Карачаевской республики». Местная радикальная молодежь в начале 1990-х в знак становления нового порядка даже снесла в селе памятник Ленину. Предводитель движения — Мухаммед Биджиев — возглавил местное отделение «Исламской партии возрождения», создал первую ваххабитскую организацию «Имамат Карачая», а его сподвижники захватили здание бывшей поликлиники, где открыли духовное училище — медресе. Кстати, сейчас Биджиев больше известен под именем Биджи-уллу — вполне благополучный москвич, заместитель председателя Духовного управления мусульман России. Но когда «умеренный ваххабит» покидал историческую родину, созданная им мечеть во всю проповедовала борьбу с неверными. А фанатичные прихожане составили костяк так называемого «Карачаевского батальона», воевавшего на стороне боевиков в Чечне. — Работы в республике не было, а за ту, что была, платили мало. Население спивалось, и многие предпочитали посвятить себя радикальным течениям религии, на это ведь шли огромные деньги из-за границы, — вспоминает проректор Карачаевского университета Юсуф Алиев. Но обо всем, что связано с ваххабитским прошлым Карачаевска, здесь говорят неохотно. — Да что вы! Те студенты, которые потом пошли в ваххабиты, не доучивались и наших дипломов не имеют, — заявил «ЮР» проректор. — У нас ведь студенты изучают атеизм, откуда ж тут взяться ваххабизму? Юсуф Магомедович говорит так убежденно, что ему хочется верить.

Гуманитарии

Карачаевск — гуманитарный центр республики, в отличие от Черкесска, где вузы готовят, в основном, технических специалистов. Здешние выпускники, помимо «атеизма», изучают психологию, педагогику, историю. Впрочем, применение своим знаниям некоторые находят отнюдь не в общеобразовательных школах. Одного из студентов — Николая Епринцева — в альма-матер может и хотели бы забыть, да не получается. Будущий педагог намеревался взорвать рынок во Владикавказе. Еще на «экваторе» своих педагогических штудий Епринцев увлекся идеями Мухаммеда аль-Ваххаба, а затем сменил стены родного факультета на бараки лагеря диверсионной школы Абу Саида в Чечне. «Производственная практика» едва не закончилась гибелью сотен людей. Сейчас «педагог» отбывает длительный срок заключения. Сегодня для многих «увлекающихся» учением аль-Ваххаба простых мусульман, полагавших, что террористы-ваххабиты — это всего лишь досадное недоразумение, бросающее тень на светлую сущность «чистого ислама», наступили неприятные времена. После теракта в Беслане полуофициальный учет, на котором поименно состояли все сочувствующие идеям ваххабизма, аукнулся вполне официальными визитами сотрудников милиции. Как стало известно «ЮР» из рассказов карачаевцев, в городе, где все знают друг друга в лицо, превентивные меры безопасности происходят примерно по следующему сценарию: после звонка бдительных соседей в квартире очередного правоверного появлялся участковый с вопросом: «Ваххабит? А соседи говорят — ваххабит. Смотри мне, а то…» И эта незамысловатая мера дает свой результат. Мало кому понравится регулярно возникающий в дверях милиционер с одним и тем же вопросом. Соседи опять же косо смотрят… Дошло до того, что в местных СМИ началась череда публичных покаяний типа «я больше не буду молиться и в мечеть ходить». «Раскаявшихся» с ваххабитского учета конечно снимают. Но ставят на другой учет. Сотрудник республиканского МВД признался «ЮР», что сейчас на заметке у участковых милиционеров только в Карачаевске находится около 200 раскаявшихся приверженцев ваххабизма. Их продолжают контролировать, но уже гораздо мягче.

Ваххабитский резерв

Недалеко от главного корпуса университета находится парк культуры. Именно здесь несколько выпускников того же университета в помещении бывшей бильярдной создали «Мусульманское общество № 3». Его имамом стал Ачемез Гочияев. Эта так называемая мечеть больше походила на спортивный зал: духовная верхушка «Общества № 3» проповедовала ваххабизм, а военная — планировала теракты и переправляла прихожан в Чечню. Сегодня большинство членов «Общества № 3» ликвидированы или преданы суду. Гочияев объявлен в международный розыск. Полуразрушенное здание бывшей бильярдной закрыто. Только дети играют в парке. И хотя внешне с ваххабизмом все в республике «борются», брожение происходит в самых высоких умах — Ваххабиты — это протестанты от ислама, — считает уполномоченный по делам религий при президенте КЧР Евгений Кратов. — Они активно пропагандируют свой стиль и образ жизни, распространяют свое учение. Последователей традиционного ислама они называют «погрязшими во грехе и многобожии». И ваххабизм попал в Карачаевске на благодатную почву. Но тут у нас возникает масса вопросов, например, в чем проявляется религиозный экстремизм? Незаконные вооруженные формирования, убийства, захват заложников — все это прописано в Уголовном кодексе. В догматике же у ваххабитов есть строгое единобожие и запрет на поклонение святыням. Они не создают чего-то нового в исламе, но лишь делают акцент на активное отставание своей позиции. А вот, какими средствами они ее отстаивают — уже другой вопрос. Не религиозный… — размышляет г-н Кратов. Но пока администрация президента КЧР только размышляет и определяется со своим отношением к ваххабизму, республиканские спецслужбы давно определились. — Для боевиков Карачаево-Черкесия была и есть своего рода ваххабитский резерв, — рассказал «ЮР» сотрудник ФСБ республики, имя которого, по понятным причинам, мы не называем. 15 мая, во время последней квартирной спецоперации в Черкесске, длившейся двое суток, шестеро таких «резервистов» были блокированы, а затем ликвидированы ФСБ и милицией. Четверо боевиков оказались жителями Карачаевска. — Советы старейшин и собрания тейпов после ликвидации бандитов повели себя странно, — говорит офицер ФСБ, — они осудили терроризм, но не причислили своих убитых родственников к бандитам. Более того, ситуация в городе грозила обернуться «взрывом»: родственники требовали выдать тела убитых террористов. В итоге власти пошли навстречу и тела передали для захоронения. Но реакция оказалась неожиданной: «Раз выдали тела, значит, они не террористы, а раз не террористы, так за что же убили наших детей?».

«Погрязший во грехе»

Уезжая из Карачаевска, знакомлюсь с водителем маршрутки Русланом. Каждый день он курсирует здесь по маршруту Черкесск—Карачаевск. Ему нужно кормить троих детей. А недавно старший сын Руслана заявил, что хочет ходить в мечеть. В округе же ее все считают ваххабитской. Для обычного гражданина такая новость может стать семейной трагедией. Но только не в Карачаевске. «Иди, — сказал ему Руслан, — детям запретишь разве? Все равно наперекор сделают». Как говорит отец, мальчик пару раз побывал на сходках, но требования старших «товарищей» отчитать родителя, «погрязшего во грехе», задели парня за живое. — Приходит ко мне и говорит, носом шмыгая: «Пап, не могу слышать, когда они тебя называют «неверным». Представляешь? Я же сам верующий, но в их мечеть, правда, не хожу. Хотел, чтобы сын в школу милиции пошел. Не берут его: я по молодости дров наломал. — И Руслан показывает на татуировку у себя на руке в виде ножа, пронзающего червового туза. Город Карачаевск скрывается за горизонтом. В зеркале заднего вида отражается блестящий полумесяц, установленный на куполе строящейся городской мечети. — Иншаалах, все у нас будет хорошо, — вздыхает Руслан.

Евгений РАКУЛЬ


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна