ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Малышка на миллион

Категория: Политика, Тема номера  |  автор: admin
Политическая подоплека — Скажите честно, зачем вы стали прилюдно перетряхивать семейное белье, тем более в тот момент, когда ваш супруг шел «паровозом» партии власти на выборах в краевую думу? — Другого выхода не оставалось. Я ушла от него тихо, еще в марте 2006 года — за год до выборов в краевую думу. С того момента он стал меня преследовать, оскорблять. Накануне моего дня рождения (4 сентября) Черногоров меня завалил оскорбительными эсэмэсками. Я ночь не спала — через каждые три минуты получала СМС с матом в стихотворной форме. Утром подала заявление о разводе. Через месяц судья его удовлетворил, но муж опротестовывал под тем предлогом, что был в командировке, а хочет лично участвовать в процессе. В октябре я ухожу с работы (директор Регионального центра интернет-образования — «ЮР»). Вынуждена была. Меня ректор в очередной раз предупредил, что ему выкручивают руки. А когда появился иск мужа об определении места жительства ребенка с ним, я поняла, что нужно бороться, и написала письмо в газету. — По некоторым данным, политические оппоненты «Единой России», которую повел тогда Черногоров на выборы в краевую думу, заплатили вам за эти откровения $150 тысяч. — Никакой политики в моей борьбе не было. Те, кто упрекал меня, что я предала дело огласке накануне выборов, показали, что для них люди — электорат и не более. Если бы я хоть какие-то деньги получила, я бы уехала из Ставрополя. Но я даже свою квартиру продать не могу — на нее наложен арест. Еще до замужества, когда наша семья переезжала из Махачкалы, отец купил в Ставрополе две квартиры — мне и сестре. Теперь родственники пытаются у меня ее отсудить. Семейная история — Самая странная деталь судебного процесса — это то, что ваши родственники свидетельствовали против вас и в пользу вашего бывшего супруга. — Моя родная сестра Ольга работает заместителем заведующего отделом по работе с обращениями граждан в правительстве края. Я в суде спрашивала: «Оля, я все для тебя сделала — и образование дала, и работу, и с квартирой помогла… За что?» Все люди, которые нас знают, в шоке. Она сказала, что я никогда не занималась ребенком, что я использую его, чтобы достичь свои какие-то непонятные цели… И она, и ее муж Марат — непосредственные подчиненные губернатора. Они что угодно скажут, лишь бы не лишиться хлебных мест. Олин муж Марат — заместитель председателя лицензионного комитета правительства края. Он вообще заявил в суде, что я зарабатываю тем, что фотографирую своих детей и их дочку Сабину (она появилась на свет на моих глазах!) голыми и выкладываю фото в Интернет. — Но если это не так, то это клевета, статья Уголовного кодекса. Почему в суд не обратились? — Я обратилась к адвокату — мол, давайте в прокуратуру писать… А он мне говорит: «Марат сфотографирует свою дочку Сабину, выложит эти фото на сайт, автором которого назовет Ирину Щукину, и не отмоетесь. Плюс приведет дочку в прокуратуру, и та все подтвердит. Что вы потом делать будете?» Против меня свидетельствовала моя тетя — мамина сестра, которая работает заместителем представителя правительства Ставропольского края в Москве. Она уже находится на пенсии, ей за 60 лет. Черногоров ее туда устроил: зарплата не менее 60 тысяч рублей, работа не бей лежачего. Она пришла на суд, сказала, что я тоже никогда не занималась ребенком. Чужие люди — соседи с бывшего места жительства, с нынешнего, отовсюду — пришли на суд и сказали, что я замечательная мать, что весь мой смысл жизни в детях… Под этим 140 человек подписались! Большой им поклон, что не побоялись этого сделать. Дочь Черногорова от первого брака Катя жила с нами, она добровольно ушла к нам в 13 лет. Что я, плохая мать? — Вы пробовали разговаривать с родственниками? — Смотрели фильм «Малышка на миллион»? Вот так и я была в своей семье малышкой на миллион, которая подставляла себя под кулаки Черногорова для того, чтобы всем моим родственникам жилось хорошо. Мне мама написала несколько писем, я с ней не общаюсь где-то год. По ее мнению, в разводе виновата я, не подумала о своих родственниках. «Ну и что, что он тебя бил? Не сахарная, не растаяла бы!» — пишет мне она. Все родственники спрашивают: «Ты подумала, каково нам придется? Олю уволят с работы, Марата уволят». Я очень любила Черногорова, не хотела, чтобы это вот так было, не по-человечески. Старалась, на цыпочках перед ним скакала. Он мне постоянно говорил: «Хочу сына, хочу сына». Я ему к 40-летию родила Сашку, он такой хорошенький, на него прямо так похож, мой зайчик. Кто бы мог подумать, что он потом захочет лишить ребенка матери. Детская неожиданность — Почему вы считаете, что Александр Черногоров хочет отсудить ребенка, чтобы не платить алименты? — 24 ноября 2006 года я подаю на алименты, а 5 декабря Черногоров подает иск об определении места жительства с ним. Почему он сразу, 12 марта 2006 года, после того как ребенок уже фактически не проживал с ним, не подал иск? А подал спустя две недели после того, как я подала на алименты. Вот вам и причинно-следственные отношения. — Александр Черногоров платит вам алименты? — Это отдельная печальная история. Черногоров предоставил в суд квитанцию из центра «Поиск» за год обучения Саши — оплачена им за день до суда. У меня на руках те же самые квитанции. Мы что, дважды оплатили одну и ту же услугу? Он открыл сберкнижку на имя Саши, на которую клал по 10 тысяч рублей в месяц. Так как отец помогает ребенку добровольно, судья приняла решение не взыскивать с него алименты. В Сбербанке я не смогла снять деньги со счета — нет сберкнижки. Суд обязал Черногорова ее отдать. Но и потом я не смогла снять деньги — нет разрешения органов опеки. Без ссылки на конкретную букву закона органы опеки отказались выдать разрешение. Я написала осенью прошлого года письмо президенту РФ. Это письмо «спустили» в полпредство ЮФО. Мне позвонили. После этого ситуация сдвинулась с места. 6 февраля этого года я получила первые алименты — 25 тысяч рублей. Исходя из этих расчетов, задолженность Черногорова — 318 тысяч. Но он опять обращается в суд с тем, чтобы выплачивать мне не 25 тысяч в месяц, а 3 тысячи. — Для вас получение алиментов вопрос жизненной необходимости или принципа? — Я материально не очень устроена — вынуждена постоянно ходить по судам, соответственно времени для работы остается немного. Для меня алименты Черногорова не лишние. Только за одно образование Сашки в «Поиске» я плачу 8 тысяч рублей в месяц. На хоккей нужно 6 тысяч. — При вашей зарплате в 9 тысяч как вы умудряетесь только на Сашины секции тратить больше, чем зарабатываете? — Мне помогает Каринкин отец, это неплохая сумма, не хочу ее афишировать. У Каринки отец бизнесмен, а у Саши — губернатор. Почему один отец должен кормить двух детей? — Вы собираетесь оспаривать решение суда, определившего место проживания Саши с отцом? — Конечно, вплоть до Верховного суда РФ. Мне все говорят, что отец-губернатор может открыть перед Сашкой широкие возможности. Сейчас ребенку что надо? Чтобы его вовремя покормили, дали чистую рубашку, глаженые брюки, помогли собрать портфель, сделать уроки, отвели на занятия, потом в секцию. И всем этим будет заниматься губернатор?! Если он захочет дать Сашке престижное образование потом — пожалуйста, пусть поучаствует своими деньгами или связями! Наш сын отлично учится, на одни пятерочки! Никто не запрещает им видеться, четыре дня перед новогодними праздниками Сашка провел у мамы Черногорова. Но я не откажусь от ребенка ни при каких обстоятельствах. Хроника семейного распада: 12 марта 2006 года Ирина Черногорова уходит от супруга вместе с 12-летней дочерью от первого брака Кариной и 7-летним Сашей (общий ребенок) 4 сентября 2006 года Ирина подает на развод 29 сентября 2006 года Ирина знакомится с Алексеем Солоповым 24 ноября 2006 года Ирина подает на алименты 5 декабря 2006 года Александр Черногоров подает иск в суд об определении места жительства ребенка с ним 31 декабря 2006 года Алексей Солопов уходит из прежней семьи к Ирине 17 января 2007 года в ставропольских СМИ появляется первая публикация Ирины Черногоровой, в которой она предает гласности подробности семейных отношений 19 января — первое заседание суда об определении места жительства ребенка 21 мая 2007 года суд расторгает брак между Черногоровыми. Ирина возвращает свою девичью фамилию Щукина.

СПРАВКА «ЮР»

Справка с места работы Александра Черногорова в том, что его месячное денежное содержание — 89,603 тысячи рублей 29 копеек. Справка ООО «Ставропольские губернские ведомости», где Ирина Щукина работает корреспондентом с заработной платой 9 тысяч рублей в месяц

Инга ПЕЛИХОВА


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна