ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Ботиночки он носит «Нариман»…

Категория: Общество, Наше дело  |  автор: admin

Обувные аппетиты

По данным Росстата, ежегодно в России продается 220 миллионов пар обуви, из них в 2004 году отечественные производители выпустили всего 60 миллионов пар. Но это — данные официальные. А вот МВД России считает, что ежегодно в страну нелегально ввозится еще не менее 100 миллионов пар обуви. Но даже этот нелегальный импорт составляет всего 15% туфель, ботинок, сапог, которые россияне приобретают под видом известных «забугорных» фирм. Фальшивую итальянскую, немецкую и прочую обувь давно производят наши «левши» и правши. И центр такого производства расположен в Ростове-на-Дону, где наряду с крупными компаниями и небольшими легальными предприятиями обувь шьет множество подпольных фабрик и цехов.

В светлое будущее — с товарищем Микояном!

Но почему именно Ростов? Обратимся к истории. В конце 1920-х годов здесь на базе обувных мастерских им. Микояна возникла фабрика. В годы первой пятилетки она переехала в огромное здание. Было закуплено современное оборудование, выписаны заграничные специалисты, со всех концов страны потянулись сюда лучшие закройщики, сапожники, заготовщики. Построили крупные кожевенные заводы. Возникли училища, институт легкой промышленности в Шахтах. Ростовская область стала конкурировать с Москвой и Ленинградом, занимая третье место в СССР по объемам производства обуви. В начале 1970-х годов этот объем достигал 10—12 миллионов пар в год. — Еще несколько миллионов пар производилось «мимо кассы», — уточняет собеседник «ЮР» Григорий Константинович — «цеховик» с богатым советским прошлым и не менее богатым российским настоящим. — Львиную долю «левых пар»