ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры
http://www.discoverytrucks.com/ даф xf 95 daf 95.


ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Ботиночки он носит «Нариман»…

Категория: Общество, Наше дело  |  автор: admin

Обувные аппетиты

По данным Росстата, ежегодно в России продается 220 миллионов пар обуви, из них в 2004 году отечественные производители выпустили всего 60 миллионов пар. Но это — данные официальные. А вот МВД России считает, что ежегодно в страну нелегально ввозится еще не менее 100 миллионов пар обуви. Но даже этот нелегальный импорт составляет всего 15% туфель, ботинок, сапог, которые россияне приобретают под видом известных «забугорных» фирм. Фальшивую итальянскую, немецкую и прочую обувь давно производят наши «левши» и правши. И центр такого производства расположен в Ростове-на-Дону, где наряду с крупными компаниями и небольшими легальными предприятиями обувь шьет множество подпольных фабрик и цехов.

В светлое будущее — с товарищем Микояном!

Но почему именно Ростов? Обратимся к истории. В конце 1920-х годов здесь на базе обувных мастерских им. Микояна возникла фабрика. В годы первой пятилетки она переехала в огромное здание. Было закуплено современное оборудование, выписаны заграничные специалисты, со всех концов страны потянулись сюда лучшие закройщики, сапожники, заготовщики. Построили крупные кожевенные заводы. Возникли училища, институт легкой промышленности в Шахтах. Ростовская область стала конкурировать с Москвой и Ленинградом, занимая третье место в СССР по объемам производства обуви. В начале 1970-х годов этот объем достигал 10—12 миллионов пар в год. — Еще несколько миллионов пар производилось «мимо кассы», — уточняет собеседник «ЮР» Григорий Константинович — «цеховик» с богатым советским прошлым и не менее богатым российским настоящим. — Львиную долю «левых пар» шили не на Микояне, а мы — скромные труженики башмачного подполья. «Цеховое» движение возникло в начале 1960-х годов, когда появились фабрики по ремонту обуви Министерства бытового обслуживания. Министерство легкой промышленности обувь производило, Минбыт ее ремонтировал. Позже на фабрики ремонта возложили также индивидуальный пошив по заказам. — «Бытовке», в отличие от легпрома, план спускался не по валу, а по факту, — поясняет «цеховик». — То есть мы отчитывались не в парах обуви, а в рублях. Появился стимул: сдал план — работай на себя! Хотя сверхплановая выручка должна была идти в «закрома» государства, на практике выходило иначе. Опытный закройщик умеет выкроить из куска кожи больше деталей, чем по нормативу. В день экономилось две-три «кожи» на несколько пар «левой» обуви. «Мы не воруем, а делаем деньги из воздуха», — шутили закройщики. Но «воздушная обувь» продавалась за реальные рубли. — Жизнь заставляла нас выпускать только «ликвидную» обувь, — вспоминает собеседник «ЮР». — Микояновская фабрика могла затаривать склады, а потом миллионами пар рубить и сжигать свои «ортопеды». Мы же должны были шить лишь то, что продается.

Учиться капитализму настоящим образом!

Государственные по форме, цеха индпошива представляли собой островки капиталистической экономики в бурном океане социалистического бардака. Зарплата рабочих была невиданной. Закройщик только официально получал 300—350 рублей, столько же мог сделать «левых» (зарплата инженера составляла 150 рублей). На фабрике индпошива действовал экспериментальный цех, где разрабатывали перспективные модели, воспитывали собственных модельеров. — Уже тогда мы копировали модели ведущих западных фирм, — признается Григорий Константинович. — По качеству работы наша продукция не уступала западной. Но вот качество товара, фурнитуры, клея оставляло желать лучшего.

Ботинок воскресе, воистину воскресе!

Начало перестройки оказалось раем для обувщиков. Если прежде «цеховики» сбывали продукцию в городе и области, то с середины 1980-х «фуры» с ростовской обувью гнали во все концы страны. — Все рухнуло в 1991-м, когда на рынок хлынул поток низкопробной, но недорогой импортной обуви, — сокрушается Григорий Константинович. — Она была вне конкуренции и цеха замерли... Возрождения пришлось ждать до 1998-го, когда на страну обрушился дефолт. Доллар подорожал, поток импорта резко сократился, отечественный обувщик поднялся с колен. Но работать пришлось в новых условиях. — Потребитель уже привык к импорту. На нашу обувь смотрели пренебрежительно. Ну, мы и стали делать «заграницу», — добавляет Григорий Константинович. Сложностей в подделке фирменной обуви сейчас нет. Товар, фурнитура, подошва, клей, лекала — все из-за рубежа. Отличить подлинную и «левую» пару порой затрудняются даже специалисты. Главное отличие — цена. Относительно приличные мужские туфли из Италии или Германии стоят не меньше 3 тысяч рублей. Остальное — Франкфурт-на-Дону.

Региональный бренд

По оперативным данным МВД РФ, ростовскую мужскую обувь носит каждый третий россиянин, сам не зная того. По сведениям того же МВД, на Дону сейчас около 1,5 тысяч «левых» обувных предприятий. — Обижаете — в одном Ростове цехов вдвое больше! — возмущается собеседник «ЮР». — В каждом работают от 5 до 15 сапожников. Один сапожник делает в день от 10 до 15 пар… — 7-8 миллионов пар в месяц?! Куда их девать? — Оптовикам выгодно покупать «русский импорт». В прошлом году мы сдавали мужские туфли по 400—700 рублей за пару. В продаже они шли по 1200—1500. А в фирменных бутиках? На рынке места хватает. Вон в Махачкале уже действует больше 500 подпольных цехов. Оттуда к нам приезжают закупать товар и комплектующие. Правда, кавказцы часто под нас работают. Подтверждение этому «ЮР» нашел в Дагестане. Ахмед Рамазанов, владелец одной из легальных обувных фирм, заявил, что на российском рынке дагестанцам приходится конкурировать с китайцами и с обувью ростовчан. Причем Ахмед, для развития своего бизнеса изучавший итальянский опыт, признался, что порой дагестанская обувь продается под маркой ростовской.

Мы полезных перспектив никогда не супротив…

Но при таком размахе «цехового» предпринимательства каковы перспективы нелегальных обувщиков Юга России? Есть ли у них будущее? — Большую часть своей обуви мы гоним на Москву — оттуда она расходится по всей стране. Оптовики на нас имеют от 100 до 300 процентов чистой прибыли, а значит, перспективы у нашего бизнеса самые радужные, — уверен Григорий Константинович. — К тому же практически отсутствует внутренняя конкуренция. Нигде нет таких традиций и базы. Спасибо товарищу Микояну… Кроме того, как сообщил журнал «Эксперт», китайские обувщики отмечают сокращение заказов от российских компаний. Рынок «наелся» бросовой» обуви. Да и стоимость сырья в Китае выросла. Ужесточен российский таможенный контроль. Так что себестоимость китайской обуви сравнялась с себестоимостью российской. Что же, перспективы южно-российских обувщиков и впрямь радужные. Но что с этого имеет государство? «Цеховики» признаются, что налогов практически не платят. Даже легальные показывают мизер от реального объема. Ни в областном управлении по налогам и сборам, ни в минэкономики Ростовской области не смогли назвать «ЮР» сумму налогов, полученную от донских обувщиков в сфере малого бизнеса. Выходит, и отрасли-то как таковой на Дону нет. Но кто же тогда шьет каждую третью пару мужской обуви в России?

Комментарий

Светлана Сажинская, специалист министерства экономики Ростовской области: — В этом году наше министерство объявило о проведении регионального конкурса «Лучший производитель моделей мужской обуви в сфере малого бизнеса». Его цель — вывести предпринимателей их из тени. Итоги конкурса должны быть подведены в сентябре, однако нам удалось привлечь лишь… 8 участников. Остальные отказались наотрез. Пятнадцать районов Ростовской области отрапортовали о том, что у них вообще нет малого бизнеса, который шьет обувь. Обидно. Ведь мы хотим поддержать своих производителей, поднять престиж области. Но диалога не получается. Константин Яковлев, председатель Российского союза кожевников и обувщиков: — Где бы вы ни купили обувь и сколько бы вы за нее ни заплатили, ни один из этих факторов не является гарантом того, что эта продукция не поддельная. Зарегистрированных по всем правилам действующего в России законодательства совместных производств только два: «Парижская коммуна», которая с итальянцами шьет детскую обувь, и рязанская «Победа Октября», которая «дружит» с немцами. Все остальные — нелегальные или полулегальные. Бруно Скеджа, председатель комитета Итальянской ассоциации производителей обуви по России: — К сожалению, Россия относится к числу тех стран, где доля имитаций итальянской обуви очень высока — от примитивных некачественных подделок до идеальных по исполнению копий дизайнерских моделей.

Александр СИДОРОВ


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна