ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

«Крыша в погонах» или закон амебы

Категория: Политика, Тема номера  |  автор: admin
— Скажите честно, так ли уж не выгоден легальный рыбный бизнес? — Браконьерство — это способ сократить убытки в межсезонье. Ведь кильку добывать разрешено 2-3 месяца, пеленгаса тоже. Остальное время судно стоит в порту, а его надо поддерживать в рабочем состоянии, платить за стоянку, содержать хотя бы минимальную команду. В межсезонье браконьерствуют все рыболовецкие суда порта, все они пользуются покровительством одной из контролирующих организаций, количество которых часто меняется. Правда, и нелегальная рыбодобыча все больше становится делом неприбыльным. Контролирующие организации обеспечивают браконьерам крышу, но за это диктуют свои цены. Поэтому нелегальный улов зачастую продается судном за бесценок. Вообще если любое судно вышло в море, значит, ему покровительствует один из контролирующих органов. Это, правда, не освобождает рыбаков от каких-то выплат всем структурам, но наибольшая часть отката уходит непосредственному опекуну. По своему опыту скажу, что надежнее всего было браконьерствовать под флагом прокуратуры и пограничников. — А пятнадцати контролирующим организациям не тесно в одном порту? — Уже пятнадцать? Быстро же они плодятся! Не так давно их было одиннадцать. Во время путины, когда суда работают легально, они не давали нам прохода. Капнул соляркой при заправке, тут же экологи измеряют площадь пятна и считают ущерб. Если есть на борту украинец, начинает трясти миграционная служба. Некоторые требования вообще невозможно выполнить. Например, назвать точный вес улова. Капитан определяет на глаз по объему, скажем, 10 тонн. Таможенники говорят, у нас сомнение, будем перевешивать. И расхождение с названным капитаном весом даже в 100 килограммов служит основанием чуть ли ни для уголовного дела. Условия для коррупции великолепные. Нельзя же прямо в море доставать из сетей каждую рыбину и взвешивать! Уникальная ситуация была в порту «Кавказ» — это перевалочный пункт на побережье Азовского моря, куда заходят все суда во время путины. Он представляет собой длинную, уходящую в море косу. На ней, как будто специально созданный самой природой, есть круглый пятачок, на котором как раз помещались вагончики всех тогда 11-и проверяющих органов. В каждом вагончике судно оставляло часть улова — всегда можно найти какой-нибудь недостаток по своей части и придраться. Пройдя сквозь этот длинный строй, рыболовное судно попадает в лапы районных инспекций, которые тоже требуют своего. Даже если все документы в порядке, можно ведь засомневаться в их подлинности и отправить судно на штрафплощадку на ночь, до выяснения. За это время рыба может пропасть, поэтому приходится откупаться всем. — Но почему же тогда некоторых браконьеров все же ловят? — Сбой системы. Между всеми силовиками существует негласная договоренность, не трогать подконтрольные суда друг друга. Но время от времени соглашения нарушаются: то таможенники арестуют «чужое» судно, то милиция, то пограничники. Тогда разгораются настоящие войны. Обиженные органы мстят, охотятся на «соседских» браконьеров и арестовывают их. Эта «вендетта» порой принимает нешуточный размах. В таких случаях большинство капитанов становятся на прикол и вообще не выходят в море до тех пор, пока их «крыши в погонах» не заключат перемирие. Но от таких разборок страдает общее дело, поэтому их стараются не допускать. — Но вот поймали вы свою рыбу, а дальше что? — Вариантов немного. В Ейске долгое время работала система, налаженная одним сотрудником прокуратуры, очень известным в городе человеком. Он контролировал всю цепочку бизнеса, от вылова до экспорта за пределы края. Судно работает всю ночь, а под утро пристает к берегу. Его на причале ждет машина с холодильником и покупает весь улов. Покупает по строго установленным ценам, которые в 10-20 раз ниже рыночных. Цену устанавливает прокуратура. У рыбаков выбора нет, потому как больше продать некому. Перекупщика выбирает тоже прокуратура и прикрывает его в работе. Другие с этой рыбой связываться не станут, так как на нее нет никаких документов. На въезде в Ейск этих перекупщиков ждут уже крупные оптовики, которых тоже назначает прокуратура, и она же устанавливает цену на этой стадии. Так до тех пор, пока рыба не уйдет в Москву или за границу. Так что браконьерская сверхприбыль — это миф. Зарабатывает тот, кто держит всю цепочку.

Александр ВОРОБЬЕВ


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна