ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Прокурорский вектор

Категория: Общество, Вокруг ЮФО  |  автор: admin
Правозащитный прессинг — При назначении на пост прокурора Чеченской Республики вам поставили две задачи: борьба с терактами и похищениями людей. Справля­етесь? — Считаю, результаты есть. Если теракты ранее исчислялись десятками, то сейчас — единицами. Если в 2005 году было зарегист­рировано 168 похищений людей, а раскрываемость была 12,8%, то в первом полугодии 2007 статистика следующая — 48 преступлений, раскрываемость — 66,7%. Конечно, каждое похищение — трагедия. Но если говорить о тенденции — разница существенная. — Однако у правозащитников другие цифры и совсем другое мнение по поводу похищений людей в Чечне. — Наверно, нет ни одного субъекта, где бы прокуратура находилась под таким прессингом правозащитников. Не скажу, что это плохо. Но порой возникают непонятные ситуации, как в случае с братьями Аушевыми, которых якобы похитили на территории Чечни. Об этом говорили все — от доморощенных правозащитников до западных. Но никто даже не спросил, почему они или их родственники не обратились в милицию или прокуратуру? В свое время поднимали шумиху по поводу одной из жен Шамиля Басаева — мол, похитили вместе с матерью. А, по нашим данным, они выехали на Запад, обратились за гражданством под другой фамилией. Правозащитники правозащитникам рознь: кто-то старается помогать людям, а кто-то зарабатывает на огульной критике политические очки. Порой исчезновения людей — инсценировки. В Шатойском районе были сигналы о пропаже людей, родственники обвинили силовиков — будто они расстреляли без суда и следствия. При проверке мы изъяли документы и нашли фото, где пропавшие люди в камуфляже, с оружием и в обнимку с одиозными боевиками. И мы уже возбуждали уголовные дела за участие в бандформированиях. — Не так давно правозащитники во главе с чеченским омбудсменом Нурди Нухажи­евым требовали отставки военного прокурора. Говорят, хотели и вашей «крови», и вам даже пришлось пожертвовать своим первым замом — Владимиром Черняевым. — Ни одного кадрового решения под давлением правозащитников я не принимал. Черняев указом Генпрокурора был переведен в Тверскую область на должность зампрокурора, потом стал главой Следственного комитета. Другое дело, когда информация правозащитников по поводу наших сотрудников подтверждается — дисциплинарные взыскания, вплоть до снятия с должности имеют место быть. Властные отношения — По данным «ЮР», после того как обвиненный в вымогательстве и превышении служебных полномочий глава секретариата Султан Исаков был арестован, президент Чечни Рамзан Кадыров взял здание чеченской прокуратуры в кольцо и ставил какие-то условия. Был такой факт? — Ни в какое окружение никто никого не брал. Хотя встреча с президентом Чечни Рамзаном Кадыровым была, и разговор был. Но никаких условий он не ставил, это была рабочая встреча, мы периодически общаемся. — Пытается ли Рамзан Кадыров, чье слово в республике для всех закон, влиять на работу прокуратуры? — Мы вполне самостоятельны. Естественно, прислушиваемся к Рамзану Кадырову — он первое лицо республики, сильная личность во всех отношениях. Разве хорошо было бы, если бы глава республики был пластилиновым? Но и он прислушивается к нам, помогает разрешать конфликтные ситуации. Когда мы видим, что сделали свою работу, а реакции нет, вынуждены обращаться к Кадырову. Так было по невыплате зарплат — огромная проблема для Чечни. При правительстве республики есть комиссия, которая должна этим заниматься — вызывать руководителей предприятий-должников, выдвигать требования, ставить сроки. Но она даже заседания не проводила! После нашего письма Рамзану Кадырову работа моментально оживилась, на заседаниях присутствовали наши сотрудники. Та же ситуация с земельными спорами — из-за неопределенности границ населенных пунктов шел активный самозахват земель, люди чуть ли не с оружием в руках шли друг на друга. Кадыров своим авторитетом и властными рычагами влияет на ситуацию. — Одним из властных рычагов президента Чечни называют силовые единицы, подконтрольные лично ему. Насколько это законно? — Вы имеете в виду «полки Кадырова», как их ранее называли? Они расформированы, находятся в системе МВД республики. Все законно. В свое время нарушения были, и мы на них реагировали. В начале 2006 года эти подразделения занимались несвойственной им работой — забирали людей, получали с них показания. Эти функ­ции должны быть в руках оперативных служб. После нашего вмешательства Рамзан Кадыров, тогда будучи еще премьером, публично запретил эту самодеятельность. Республика непуганых чиновников — Коррупционные скандалы редко выносятся за пределы республики, однако по уголовным делам видно, что масштабы велики. —А где чиновники не воруют? Сказать, что в Чечне воруют больше, нельзя. Конечно, у нас есть дела, каких не может быть нигде. Например, дело в отношении руководителя и главбуха Дирекции по восстановлению Чечни, сумма хищений — 182 миллиона рублей. На бумаге целые кварталы вырастали, а реально — ни домов, ни денег, которые ушли через множест­во фирм-однодневок. В сентябре передано в суд дело на главу крупнейшего издательства при Минпечати ЧР — систематически завышал тиражи, искажал сведения о стоимости изготовления газет. Итого ущерб государства 1,3 миллиона рублей. А остальное в Чечне, как и везде — дела на глав райадминистраций, руководство вузов, роддомов и других медучреждений. — По информации «ЮР», в Чечне своя практика работы с казнокрадами: их арестовывают, дают время подумать, после чего те возмещают ущерб. А прокуратура в обмен на это не настаивает на лишении свободы. — Если есть возможность вернуть украденные у государства средства, их надо вернуть. Прокуратуре предоставлено право арестовывать обвиняемых, и мы им пользуемся. Чтобы другим неповадно было. Уж поверьте, редко, когда чиновника высокого ранга сажают. И это не только в Чечне. Мы с этой практикой бьемся, и считаю нашей заслугой, что хотя бы на стадии следствия казнокрад посидит за решеткой. Чистота мундира — На бывшего зампрокурора Чечни Игоря Самохина, присвоившего себе «фальшивое ранение», заведено уголовное дело. С постов районных прокуроров снят ряд сотрудников. И «государево око» не без соринки? — С 2005 года состав чеченской прокуратуры обновлен на 90%. Не хочу сказать, что старые кадры были плохими. Но они работали в других условиях. Полномочия и задачи прокуратуры четко определены, а кто привык подменять силовые структуры, выезжать на БТР, по лесам бегать, в новую реальность не вписался. У нас такие же люди, как и везде, работают: есть взяточники, те, кто халатно относятся к обязанностям. Чисткой занимаемся, есть своя служба безопасности. — В прокуратуре Чеченской Республики до сих пор большинство прикомандированных или пополняетесь местными кадрами? — Примерно на 70% наши штаты укомплектованы местными кадрами. Мы не смотрим, кто мест­ный, кто нет, подбираем по профессиональным качествам. Недавно моим замом назначен уроженец Чечни Абдул-Кадыров, ранее прокурор одного из районов. — В прокурорской среде бытовало мнение, что в Чечню едут либо никуда не годные кадры, либо чем-то себя запятнавшие. Картина меняется? — Сейчас наша прокуратура по профессионализму ничем не уступает, а порой и превосходит коллег в других субъектах. Это уже не воюющая прокуратура в блиндажах и с автоматами. И нам лестно, что к нам едут не пьяницы или дискредитировавшие себя кадры, а молодые профессионалы, которые хотят себя попробовать. Недавно рекомендовали одного юношу на пост районного прокурора — он приехал сюда из Волгограда, где работал на аналогичной должности. И это отнюдь не юный романти к, а человек, который хочет учиться в условиях антикризисного управления. — По информации источника «ЮР» в Генпрокуратуре РФ, решается вопрос о вашем переводе в другой субъект, и сроки самые ближайшие — после мартовских выборов президента РФ. — Интересный источник. Скажу лишь, что пока работаю на своем посту и добровольно никуда не собираюсь. Но я человек подневольный, если будет принято решение в Генпрокуратуре РФ о моем переводе, уйду. А когда уйду и куда — об этом, думаю, прежде­временно говорить.

Справка «ЮР»

Валерий Кузнецов родился 23 ноября 1963 года в Ростовской области. После окончания Саратовского юридического института (1988 год) работал следователем прокуратуры Ташкентской области, Узбекской ССР, следователем по особо важным делам, прокурором отдела прокуратуры Ставропольского края. В течение нескольких лет на различных должностях работал в прокуратуре Московской области, последний пост — зампрокурора области. С сентября 2005 исполнял обязанности прокурора Чечни, в декабре указом Генпрокурора утвержден на посту.

Инга ПЕЛИХОВА


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна