ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Перелом сознания

Категория: Политика, Коридоры власти  |  автор: admin
Гвардия «бывших» — Вы были назначены в республику как эффективный топ-менеджер, способный вывести экономику региона из кризиса. Определенные силы в Кабардино-Балкарии ожидали, что вы не станете рушить до основания уже сложившуюся политическую систему. Однако существенные замены в правительстве все же произошли. — Невозможно отстраивать экономику, когда во власти бардак. Первым шагом новой власти стала отставка трех ключевых фигур из «бывшей гвардии» в КБР — не буду называть их по именам. Потом был назначен новый председатель правительства Андрей Ярин, а сам кабинет министров сменен на 80%. Можно наконец-то сказать, что у меня есть команда, с которой реально работать. — На одного из «гвардии бывших» — экс-министра сельского хозяйства Марата Ахохова — в прошлом году было заведено уголовное дело. Прокуратура Нальчика инкриминировала ему два эпизода — превышение должностных полномочий (отчуждение базы «Эльбрус» стоимостью 46 миллионов рублей) и нецелевое использование кредита в 2,5 миллиона евро на приобретение комбайнов. Но совсем недавно дело развалилось. На прокуратуру было оказано давление? — Наверно. Следствие показало, что состава преступления в его действиях не было. Хотя мы считаем, что там были моменты, связанные и с превышением полномочий (база «Эльбрус» была незаконно выведена из активов республики), и с нецелевым использованием средств. Но не мы же выносим вердикт. Наверно, в нашей прокуратуре не хватает местного комиссара Катани. Я не стал вмешиваться, инициировать дальнейшее преследование Марата Ахохова. — Ахохов — не единственный из «бывших», на кого заведено уголовное дело. Под следствием находится экс-руководитель национального парка «Приэльбрусье» Далхат Байдаев — ему вменяются присвоения и растраты с использованием служебного положения. Это системное преследование в попытке наказать за старые грехи? — Отнюдь. Таких дел у нас немного. Хотелось бы, чтобы их совсем не было. Дело в том, что республике сейчас важнее всего спокойствие, а резонансные дела ворошат прошлое, делают нам не лучшую рекламу. Главное — не допустить увода активов республики, нецелевого использования бюджетных средств впредь. Могу однозначно сказать, что при моем руководстве такого не может быть в принципе. — Ходят разные слухи, мол, вы пришли сюда, чтобы сделать передел собственности и получить свои дивиденды… — Даже знаю, кто их распускает. В Москву пишутся кляузы и анонимные письма, будто я и родственников во власть привожу, и переделом собственности занимаюсь, и чего тут только не делаю. Думаю, этим озабочены как раз те люди, которых я отстранил от власти. Все то, чем они занимались сами, они же хотят перевесить на меня — мол, в республике ничего не изменилось. И пытаются кого-то уверить, что при мне даже хуже. Но кто бы что ни говорил, а население-то видит позитивные сдвиги. Судя по опросам, нынешнюю власть под- держивает большинство. А что касается недовольных, то они всегда есть. Мы же не доллар, не можем всем нравиться. Заветы Ильича в действии — По вашим данным, дотационность республики, которая занимала одно из последних мест в России по собст-венным доходам, снизилась за последние два года на 15%, а в ближайшем будущем вы планируете подтянуть регион до «середнячков». Не слишком ли смелые планы? — Не слишком. Мы отстраиваем экономику республики, и никаких сверхсложных механизмов здесь нет. Главное, разложить все по пунктам и идти к намеченной цели. Во-первых, мы занялись тем, чтобы Кабардино-Балкария вошла во все федеральные программы, какие только можно. И, разумеется, обеспечили неприкосновенность идущих к нам потоков — все используется целевым образом. Во-вторых, убрали или, по крайней мере, существенно снизили силовое давление на бизнес. Ведь раньше что было? Если кто-то более или менее поднял голову, его ставили «на счетчик». Иногда брали часть доходов, а иногда — все. Некоторый бизнес становился вообще нерентабельным — с него брали столько, сколько он не мог заработать. Как только этот прессинг убрали, предприятия заработали, налоги в бюджет пошли. А сейчас еще и помогать начнем. Идти будем адресно — например, в сельское хозяйство планируем вложить 18–20 миллиардов рублей. Деньги пойдут на организацию переработки, чтобы у производителя не болела голова, куда продукцию деть. И еще — мы эффективно управляем республикан-ским имуществом: не раздаем за копейки братьям и сватам. — Неужели республика, где федеральная казна посред-ством перечисляемых в КБР дотаций долгое время была кормушкой для чиновников, смогла так быстро перестроиться? — Главное, как говорил Владимир Ильич Ленин, контроль и учет. Недаром я сразу же ввел автоматизированную систему управления бюджетным процессом. Деньги не идут налом, все компьютеризировано, и даже при желании невозможно пустить сред-ства нецелевым образом или тем более украсть. Канули в Лету долгострои, которые были приметой республики: школы возводились десятилетиями — в Москву отчитывались, что средства по федеральной программе освоены, а на самом деле дальше фундамента дело не шло. Мы достраиваем то, что не было достроено, возводим новые здания — восемь школ уже открыли, в этом году две. Имидж и еще раз имидж — Одним из приоритетных направлений в республике считается развитие туристического и рекреационного комплексов. Но после событий в Нальчике осенью 2005 года Кабардино-Балкария приобрела имидж неспокойного региона. Рискнут ли инвесторы прийти сюда? — Времена меняются. А инвесторы уже идут. Наиболее крупный проект — освоение северо-восточного склона Эльбруса, реализацией которого займется компания «Интеррос». Нашелся спонсор и у самой высокогорной гостиницы «Приют-11» в Приэльбрусье (Останкинский мясоперерабатывающий комбинат). Подписано соглашение с Роснефтью — модернизация автозаправочных станций и строительство нефтеперерабатывающего завода. Подписан договор с Внешэкономбанком — он готов инвестировать в строительство нового аэропорта, тепличного комплекса, заводов по переработке сельхозпродукции и производству стройматериалов. Я сказал только о самых крупных. Есть много других проектов, есть наработки, которыми мы активно занимаемся. Где-то приходится, конечно, задействовать личные знаком-ства — люди готовы сюда пойти под мое честное имя. Но по большей части многое зависит и от имиджа республики — кто ж вложит деньги с риском их потерять? А имидж меняется. — А меняется имидж республиканской власти в сознании населения, ведь последние годы кредит доверия был практически исчерпан? — По моим ощущениям, меняется. Во-первых, люди уже не сидят без отопления и воды, легче стало с работой. Во-вторых, посмотрите, как преобразился сам Нальчик — улицы, здания, дороги… Когда еду на открытия новых школ в селе, вижу лица людей, на которых появляется надежда, и понимаю — так сыграть нельзя. Каждое действие власти, направленное на улучшение жизни людей, меняет их сознание. Ранее республика была больна. Есть такая психологическая болезнь — если человек видит много негатива, то начинает на нем зацикливаться. Положительные сдвиги заметны не сразу. Но если это уже тенденция, возникает позитивный психологический настрой, человек понимает, что зав- тра может быть лучше, чем вчера. Взять меня: когда еду в город по плохой дороге, настроение портится, сворачиваю на хорошую — улучшается. Власти, которая в КБР была долгое время отделена от народа, надо идти к людям, интересоваться их проблемами. Думаю, года через два и в Кабардино-Балкарии отношение к власти будет уже совсем другое. — Небезызвестно, что вкус власти людей портит. Вы уже два года как президент — никаких изменений в себе не заметили? — Думаю, власть действительно вещь опасная, человек начинает думать, что ему все дозволено. Надеюсь, я этой болезнью не заболею, и когда кредит доверия со стороны президента закончится или он посчитает, что я уже сделал все, что мог, я не буду держаться за власть. У меня есть, чем заняться в жизни, кроме как руководить республикой.

Все в цифрах

* $1,1 млрд. состояние Арсена Канокова к концу минувшего года. * 10% от доходов своего холдинга «Синдика» Арсен Каноков отдает на благотворительность, как истинный мусульманин следуя канонам Корана. * 2 года, по данным президента КБР, потребуется на то, чтобы дотационность республики оценивалась ниже 50%

Инга ПЕЛИХОВА



 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:


НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна