ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

«Ставропольский бройлер» ставит на охлажденное мясо

Категория: Общество, Южная неделя  |  автор: admin
Растущий рынок — В 2006 году мы продали более 40 тысяч тонн мяса птицы, это 18% рынка ЮФО, на котором мы занимаем первое место, — рассказывает в интервью «ЮР» гендиректор ЗАО «Ставропольский бройлер» Михаил Докукин. — Главным достижением я считаю то, что нам удалось вдвое увеличить продажи охлажденного мяса. Сейчас в структуре нашего производства и продаж охлажденка занимает 50%, 50% приходится на замороженное мясо. — Охлажденному мясу придается такое большое значение? — Российский рынок мяса птицы достиг той стадии, на которой потребитель переходит с замороженного мяса на охлажденное. Во всем мире это связано с ростом доходов населения, так как охлажденная курица стоит на 10–20% дороже замороженной. Европа эту стадию прошла лет 20 назад, даже Украина, не знаю каким образом, обогнала нас на 2–3 года. На охлажденное приходится примерно 40% потребляемого в России мяса птицы, и дальнейшее перераспределение идет достаточно быстро. Через несколько лет у нас, так же как в Европе, нельзя будет найти замороженную курицу. Отечественный рынок куриного мяса растет примерно на 5–7% в год, и, по нашим оценкам, рост идет благодаря «охлажденке», по-требление замороженного продукта уже не растет. — Какова ваша доля в сегменте именно охлажденного мяса? — Здесь она, конечно, выше, чем 18%. Но так как для нас это стратегический продукт, то мы предпочитаем не раскрывать данные, так же как и объем этого рынка. Мы первыми в ЮФО в 2003 году предложили этот продукт в промышленных масштабах. Тогда он был здесь совершенно неизвестен ни потребителям, ни розничным продавцам, но мы решили, что пришло время выложить его на полки. И хотя было тяжело, мы оказались правы. — В чем заключались трудности? — Как я сказал, этот продукт дороже — в нем нет замороженной воды, его тяжелее транспортировать, тоннами в рефрижераторах его возить невозможно. И, что важно, нельзя сделать запасы, надо продавать с колес. Поэтому магазинам тяжело работать с «охлажденкой», надо закупать столько, сколько сможешь продать. И тут неизбежны потери, тем более что несколько лет назад магазины вообще не умели составлять такие расчеты. Мы брали на себя часть потерь, учили розницу планировать продажи, предоставляли торговое оборудование, ведь нужны не морозильные камеры, а холодильники. Наша прибыль из-за этого снижалась примерно на 5%. Но сейчас намного легче. — Наверное, появились конкуренты? — Конечно. Пока мы чувствуем себя очень свободно, но конкуренция остреет с каждым днем. — А на рынке замороженной курицы? — Здесь очень тесно. Новичкам вообще нет места. Местные тайны — ЮФО — аграрный регион. Региональные рынки курятины, наверное, хорошо защищены административным ресурсом? — В прошлом году мы воевали с администрацией Ростовской области, которая под предлогом птичьего гриппа запретила ввоз мяса птицы из Ставропольского края. Это был абсолютный произвол региональных властей, антиконституционное постановление, так как Конституция гарантирует единое экономическое пространство на территории РФ, и ни один чиновник не может этого отменить. Мы ссылались на это в своем обращении в Генпрокуратуру, которая с нами согласилась и предписала отменить запрет — он продержался месяц. — Это был единичный случай, а в повседневной работе админресурс мешает? — Про власти Краснодарского края, с их любовью по полной защищать местного производителя, вы, наверное, знаете. Я не буду более подробно это комментировать. От «черного» административного ресурса (проверок без повода и так далее) в нашей стране, к сожалению, нет защиты. Но мы соблюдаем все законы, платим налоги и зарплаты и ожидаем от властей взаимности. — Вашим главным регионом продаж является Ставропольский край? — Да. Мы здесь расположены, здесь начинали, еще бы мы у себя дома работали плохо! Но мы стремимся к тому, чтобы наши продажи равномерно распределялись по областям и краям ЮФО. — А как они сейчас распределяются? — Это конфиденциальная информация. — Почему? — А зачем? Если информация дается, то с какой-либо целью. Например, раскрывая информацию по ЮФО, мы хотим, чтобы конкуренты знали, какие мы большие, и боялись нас. — Пусть бы вас боялись и в отдельных регионах. — Пускай лучше мучаются догадками. На самом деле, рынок мяса курицы в ЮФО только формируется, идут процессы слияний и поглощений — это продлится еще года три. Когда все устаканится, думаю, информация по регионам станет открытой. Сейчас есть возможность для резких рыночных рывков, и эту возможность можно засветить. Наступление на весь округ никто не осилит, а вот погоду в одном регионе, где дела идут похуже, конкуренты могут испортить. Под одним крылом — В этом году мы планируем еще на 90% увеличить продажи охлажденного мяса. Продолжим заниматься нашей инвестиционной программой, которая позволит в 2009 году вдвое увеличить объемы производства — до 80 тысяч тонн. — В связи с переделом рынка вы не планируете покупать производственные активы? — Нет. Крупных активов по производству охлажденного мяса птицы просто нет, а производство замороженной мы планируем не наращивать, а со временем сокращать. Зачем топтаться на умирающем рынке? К тому же, согласно нашей стратегии, все производства должны находиться в Ставропольском крае, причем не дальше 200 километров друг от друга. Поэтому новый инкубатор, перерабатывающий и комбикормовый заводы мы строим сами. Это важно для снижения себестоимости. В день мы скармливаем 350 тонн корма, это шесть вагонов, еженедельно перевозим полмиллиона цыплят и порядка 700 тысяч яиц — тут каждый километр имеет значение. — Без покупки активов как вы собираетесь вдвое увеличить свою долю в ЮФО? — Мерчендайзинг, реклама — ничего особенного. Только за счет рекламы мы надеемся существенно увеличить объемы продаж. — При отсутствии рекламы каким образом производители конкурируют друг с другом? — Большинство ценой. Но этот ресурс, можно сказать, исчерпан, так как мы работаем на минимальной марже. Вот розница работает на сумасшедшей марже, розничная наценка зачастую превышает 50%, но мы на это повлиять не можем.

СПРАВКА «ЮР»

ЗАО «Ставропольский бройлер» включает три бройлерных комплекса, племенное хозяйство, инкубатор, комбикормовый завод и два мясоперерабатывающих завода в Ставропольском крае. Рынок сбыта — ЮФО. Выручка в 2006 году составила $77 миллионов (около двух миллиардов рублей). Входит в группу компаний «Агрос», которая управляет сельскохозяйственными активами компании «Интеррос».

Александр ВОРОБЬЕВ



 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:


НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2019 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна