ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

На крючке у Минфина

Категория: Политика, Тема номера  |  автор: admin
— Члены нашей организации очень активно идут в политику. Практически в каждом региональном отделении от трех до десяти членов «Деловой России» являются депутатами местных парламентов. У нас даже мэры есть. Какова их мотивация? Они говорят: «Мы навели порядок в собственном бизнесе, вышли на уровень легальной работы. Для нас важно, чтобы происходило понятное, рациональное формирование бюджета, чтобы был контроль за тем, как это происходит, как расходуется бюджет». Сегодня бизнесменам отдельные преференции получать неинтересно. Они хотят, чтобы работала экономическая система региона. — С региональной властью все более или менее понятно. Но система принятия решений, сложившаяся в действующей Госдуме РФ, не позволяет решить какой-либо вопрос усилиями одного или нескольких депутатов, без поддержки фракции. Зачем же бизнесмены идут туда? — Возможно, речь может идти и о каких-то амбициях. Кроме того, молодые предприниматели идут в политику, рассматривая политическую сферу как свое будущее, как возможность стать профессиональными политиками. Бывают и более частные интересы, связанные со статусом, с защитой. Этого нельзя исключать, потому что бизнес становится тем более защищенным, чем более публичным и авторитетным является владелец бизнеса. — Намечаются выборы в Госдуму РФ. Чего скрывать, партии пытаются под свои знамена привлечь бизнес, предлагая предпринимателям проходные места в своих списках в обмен на средства. Насколько подобного рода товарно-денежные отношения с партиями интересны для бизнеса? Может быть, бизнес ждет чего-то другого? — В этом году как-то все по-другому. Солидные партии отошли от этой практики. Даже если у человека очень много денег. К примеру, у «Единой России» есть система кадрового резерва, и попадание в список с наличием денег не связано. Есть деньги — хорошо. Но они просто бонус, а не средство. Здесь скорее смотрят на то, насколько этот человек приличный, насколько он социально ответственен. Если предприниматель годами не занимался какими-то социальными проектами, не строил стадион для детей, не поддерживал какую-нибудь больницу, если он не создал благотворительный фонд, не участвовал в публичной политике, не попасть ему в списки. Я не исключаю возможности попасть в партийный список «напрямую». Я не знаю, как, к примеру, в списки ЛДПР попадают или в других партиях. Просто мы взаимодействуем и обсуждаем эти вопросы с «Единой Россией». И я знаю, что они работают на системной основе. Причем это не сейчас перед выборами началось. Они постоянно приходили, спрашивали, какие у нас проблемы. СПС не приходит, не спрашивает… — Какие уже выработаны требования к политикам? — Нам нужна налоговая система, которая делает бизнес конкурентоспособным. Чтобы он мог работать «в белую». Та, которая есть, национально ориентированному бизнесу не позволяет этого. Хоть что ты делай. — Несколько лет назад бизнесмены говорили, что с каждого вложенного рубля они платили больше рубля налогов. А сейчас это соотношение каково? — По разным оценкам, в районе 55–60% уходит на налоги. — Это много? — Это чистые налоги. К этому надо добавить (не знаю, как это в процентах выразить) систему администрирования налогов и взятки чиновникам. И выйдет процентов 70–80, а иногда и все 90. — А в развитых странах какое соотношение? — Этот вопрос воспроизводит общий менталитет нашего Минфина и чиновников. Невозможно нас сравнивать с развитыми странами. В развитых странах налоги возвращаются бизнесу в виде государст­венных услуг. А мы конкурируем не с ними. Мы с Китаем конкурируем, у которого пенсионной системы нет. Нас надо сравнивать с Бразилией, Китаем и Индией. И мы им проигрываем. И очень сильно. — То есть у них эти затраты гораздо ниже? — Гораздо ниже. Я выскажу такую парадоксальную мысль: налоги в развитых странах платят добровольно. Билл Гейтс добровольно платил налоги в Америке, но как только ему стало плохо, он ушел в Ирландию. Налогоплательщики могут свободно переходить в другую юрисдикцию. Не понравилось в одном месте, ушли в другое или вообще в офшоры. На стартовом этапе можно работать без налогов. Если ты еще не публичная компания мирового масштаба, то ты можешь спокойно работать почти без налогов. — Не думаю, что наше государство согласится на такую систему. — Налоги — это как штанга определенного веса. Я просто не выхожу добровольно на помост. Дело в том, что, если я не могу осилить и платить эти налоги, я не становлюсь предпринимателем. Огромное количество людей бегают, торгуют чем-то без расчетных счетов. А наши таксисты, подрабатывающие частным извозом? А сфера услуг от горничных до нянь? А водители? А сдача квартир в аренду? Огромная сфера теневой экономики. Надо их заинтересовать, втянуть на площадку легального бизнеса, а не вынуждать бизнес работать «в серую». — Означает ли это, что фактически любой бизнесмен у нас зависит от власти? Именно в силу того, что он работает незаконно… — Я иногда думаю, что задача нашего Минфина всех вытолкнуть в теневую сферу и всех держать на крючке. Они постоянно изобретают непреодолимые барьеры. Я утверждаю, что нет ни одного активно работающего предприятия, которое бы не имело ошибок в системе учета НДС. То же самое, как поступает ГИБДД. Ставим ограничитель скорости в 40 км, а потом на этом месте ловим. Делаем неудобной систему правил, а потом на этих неудобствах ловим бизнес. — В таком случае, о каком сотрудничестве с властью или политиками может идти речь, если цели диаметрально противоположные? — Мы и говорим о том, что нам нужно идти во власть и взаимодействовать с политическими партиями, которые эту систему будут менять. — И их вы готовы поддерживать? — Их мы готовы поддерживать. — Сейчас на политической арене — это «Единая Россия»? — По «Единой России» у нас подход такой: это ведущая политическая сила и единственная партия, через которую можно проводить какие-то решения и чего-то добиваться. — А «Справедливая Россия»? — «Справедливая Россия» позиционирует себя в левом поле. Если они эту линию будут продолжать, то они будут объективными оппонентами. Хотя если будут какие-то разумные социальные инициативы и внятная политика в этой сфере, то мы поддержим. Мы очень заинтересованы в грамотной социальной политике некоммунистического, несоциалистического толка. Будет правая партия — будем и с ней дружить.

Личное мнение

Александр Попов, председатель Законодательного собрания Ростовской области с 1998 года: — Зачем бизнес идет в политику и во власть? И насколько он нужен в этой сфере? — Бизнесмен, который занимается созданием своего дела, в политику не идет. Как правило, это происходит после того, как бизнес создан и может работать автономно. А руководителю становятся интересны и другие проблемы, а не только зарабатывание денег. Все зависит от конкретной ситуации и от конкретного человека. Я за то, чтобы в политику приходили бизнесмены. Они понимают, как зарабатывать деньги, как строить экономику, как строить отношения. Но политика — вещь очень тонкая. Если на первом месте у человека стоят только деньги, то такие бизнесмены-политики обречены. Они не видят настроения людей, не знают, что там происходит внизу, какие социальные процессы идут в тех слоях населения, которые не занимаются бизнесом. Я думаю, что при принятии кадровых политических решений должно быть учтено мнение людей, которые реально представляют себе в каком положении находится общество. — Кто может выступать такими экспертами при отборе? Скажем, при отборе кандидатов в партийные списки. — Я думаю, это прерогатива тех, кто уже прошел через выборы. — В Законодательном собрании Ростовской области были случаи, когда избрался бизнесмен, а потом выяснилось, что это не тот, кто должен сидеть в парламенте? — У нас много бизнесменов, но, честно говоря, такого примера яркого я не припомню. Просто активность этих людей очень разная. Те, кто понимает и интересуется положением вещей не только в сфере бизнеса, но и в целом, более активны в работе. А тот, кто занимается только своими делами, как правило, более пассивен.

Циала ТАГАДРЯН


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна