ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Стимул для партнера

Категория: Политика, Детектор правды  |  автор: admin
Гегемония гигантов — Что привело Вас в столицу ЮФО, Ростов-на-Дону? — Мы приехали провести здесь наш региональный совет, подвести итоги прошедшего полугодия и наметить планы на будущее. Мы понимаем, что надо менять экономическую политику государства. У нас гигантизм сегодня в экономике: 20–30 компаний тянут всю экономику страны. И чем дальше, тем больше мы концентрируем нашу политику на поддержку именно этих компаний. Особенно в по­следние годы. А рыночная экономика не может существовать без поддержки свободного базового рынка. У нас не хватает не только малого бизнеса. Не хватает ни средних, ни крупных компаний. Поэтому было решено именно на этой платформе строить работу нашей организации — на платформе борьбы свободного рынка против гегемонии гигантов. — Означает ли это, что «Деловая Россия» намерена принимать участие в выборах? — «Деловая Россия» — организация не политическая, а общественная. Мы не участвуем в политической борьбе, не регист­рируемся как партия, не будем выдвигать своего кандидата в президенты страны. Но при этом мы очень активно работаем с политическими структурами и организациями. Мы смотрим, какая из этих структур больше и правильнее защищает интересы бизнеса. И будет гарантировано делать это в следующем электоральном цикле. Бизнес всегда очень прагматичен, поэтому и в партнеры мы выбираем самых сильных. На сегодняшний день — это «Единая Россия». Сейчас мы готовим соглашение с ней. Во всем мире это привычная практика, хотя в России это было не принято. Мы хотим зафиксировать основные положения нашего сотрудничества. Что партия будет делать, когда будет избрана? С нашей стороны мы гарантируем поддержку этой партии. Но при этом мы продолжаем консультации с другими партиями, потому что, если у нас не получится с «Единой Россией», мы будем искать других партнеров. — О какой поддержке Вы говорите? — Мы сами начали говорить о том, что нужен инвестиционный фонд государству. В ЮФО мы предлагаем создать несколько инструментов для привлечения инвестиций. Например, инвестиционный фонд развития Северного Кавказа (при этом фонд может получать средства и у частных инвесторов, в том числе размещая свои ценные бумаги на фондовом рынке). Главным критерием оценки проектов для финансирования является не только прибыль, но и кумулятивный эффект для региона. Мы предлагаем специальную систему контроля за расходованием этих средств. Она прекрасно зарекомендовала себя в мире. Это наблюдательный совет, куда входят представители не только государства, но и представители бизнеса, известные общественные деятели, которые не будут рисковать своим именем для того, чтобы копеечку утянуть. А также в совет должны войти профессионалы, которые знают, как контролировать процесс, то есть управляющая компания. Это может быть как наша компания, так и компания заграничная. Мировой опыт показывает, что не все фонды выжили, но те, кто сумел, работают десятилетиями. На наш взгляд, государство должно рисковать деньгами. Правда, есть много противников, считающих, что такой фонд может стать кормушкой для нечистых на руку бизнесменов. Бизнес-классики — Вы говорите о том, что Северный Кавка з интересен для инвестиций. Но Ваши коллеги на пресс-конференции постоянно уточняли, что существует угроза террористических актов. О каких же инвестициях можно говорить, если сами инвесторы говорят о терактах? — Все теракты, которые были, к сожалению, затрагивали не производственные объекты, а общественные места. Не в этом самая главная угроза. Самая главная угроза — общение с властью. Руководством большинства субъектов ЮФО, вернее, республик Северного Кавказа… — В Вашем понимании есть четкое разделение на Юг России и на Северный Кавказ? — Конечно. Когда мы общаемся с руководством Ростов­ской области или полпредст­вом, мы говорим с людьми, понимающими, что такое бизнес, как его вести. Понимающими основы современного управления. А с представителями власти на Северном Кавказе разговор похож на общение десятиклассников с первоклассниками… — И кто из вас кто? — Мы считаем себя десятиклассниками в бизнесе. Часто в национальных республиках представление о том, что такое реальная экономика, далеко от совершенства. Посмотрите, как готовятся проекты. Анонсируется, что, да, мы готовы под­держивать. Но когда начинаешь входить в проект, то у тебя нет реального бизнес-плана. Все решается на каком-то другом уровне: семейном, клановом. Вот эта проблема самая главная. — И как с этим боретесь? — Об этом говорил президент на встрече в Сочи, преду­предив, что, несмотря на цвет, принадлежность, прописку компаний, которые приходят в республики, им должна оказываться максимальная под­держка. Административные рычаги на Северном Кавказе важны. И если главы республик в декабре действительно должны будут отчитаться по привлеченным инвестициям, то тогда это будет стимулом заострить внимание на взаимоотношениях с бизнесом. А второй момент — нам нужны стимулы, чтобы мы пришли именно сюда. — Что может быть таким стимулом? Освобождение от налогов? — Может быть и это, хотя не любят в нашей стране такую меру. Можно предложить 200% амортизацию оборудования (при инвестировании в оборудование есть возможность часть прибыли не облагать налогом до тех пор, пока стоимость оборудования не будет компенсирована инвестору — «ЮР»). Такая мера позволит гарантировать, что просто зарегистрироваться и получать налоговые льготы не получится. Потому что амортизировать можно реальное оборудование. Коррупция как бич России — Среди проектов, представленных в Сочи, были ли какие-то, на которые Вы или Ваши коллеги обратили внимание? — Мне сложно говорить, но показалось, что представленные проекты были мелковаты. Не то что они маленькие по объему, но несколько натянуты. Были там часть государственных предприятий, которые явно банкроты или еле сводят концы с концами. Они предлагались в качест­ве базы для каких-то проектов. Бизнес сам найдет для себя интересные проекты. Те, кто занимается алюминиевым бизнесом, прекрасно знают, какие есть интересные активы на Северном Кавказе. — Но в этом случае интересы бизнеса и государства несколько расходятся. Государству необходимо реанимировать предприятия, стоящие на грани банкротства, поскольку они чаще всего являются градообразующими. А бизнесу это неинтересно. — Для того чтобы интересы не расходились, государство должно создать определенные условия. Бизнес не будет идти в заведомо убыточные предприятия без стимула. А если предлагаемые предприятия до сих пор не получили своего инвестора, значит, есть большие сомнения по поводу прибыльности этого бизнеса. Поэтому, если государство хочет, чтобы бизнес туда пошел, его надо «подталкивать» стимулами. — Когда на должность главы региона назначается бизнесмен, это помогает привлекать инвестиции? — При определенных рисках общая статистика показывает, что это правильно. Есть статистика 90-х годов, когда люди просто пытались «сесть на бюджет» и «высасывали» из него все, что можно. Но сегодня этот период прошел. Бизнес, который состоялся, идет во власть не ради того, чтобы что-то «урвать». Он идет повышать эффективность. — Вы все время говорите о том, что сегодня бизнесмены дорожат своим добрым именем, репутацией. Что для них это является мощным стимулом для честного ведения бизнеса. С Вашей точки зрения, для чиновников эти понятия также ценны? — Сразу ничего не бывает. То, что происходило, имеет научное социологическое обоснование. Когда говорят, что коррупция — это бич России, это неправильно. Каждая страна проходила через такой период. Вспомните, какая в Америке была коррупция в начале прошлого века. Вспомните, что было в 90-х, когда воровать у государства считалось доблестью. Сейчас постепенно все меняется. Создается средний класс, у которого есть собственность. Эти люди хотят, чтобы их дети были обеспечены. Чтобы их бизнес не пошел вдруг с молотка по желанию какого-либо чиновника.

Когда говорят, что коррупция — это бич России, это неправильно. Каждая страна проходила через такой период. В Америке была коррупция в начале прошлого века. В 90-х воровать у государства считалось доблестью. Сейчас постепенно все меняется.

Циала ТАГАДРЯН


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна