ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Винегрет из аборигенов

Категория: Политика, Тема номера  |  автор: admin
Невеликое переселение народов Некогда тихий и малообжитой Курской район Ставропольского края сегодня напоминает Североамериканские штаты времен колонизации. По бескрайним полям, уходящим в сторону Чечни и Дагестана, гоняют свои отары ногайские чабаны, за бесценок скупают развалившиеся колхозы турки-месхетинцы, а «с той стороны Терека» все еще исходит реальная угроза жизни селян. Именно в этот район правительство Ставропольского края до недавнего времени выделяло деньги на обустройство административной границы. Милиция несет здесь дежурство скорее эпизодически, появляясь лишь тогда, когда это действительно необходимо. Сегодня ситуация меняется, и о набегах со стороны Чечни можно узнать теперь лишь из старых сводок новостей. От жителей района эту информацию узнать и вовсе невозможно — большинство из них давно уехало в соседние регионы или поближе к Ставрополю. Хотя, по официальной статистике, за 9 месяцев этого года 52-тысячный район покинули всего 513 человек. На место убывших приходят новые люди. И теперь Курской район — самый интернациональный в крае. — У нас здесь 62 национальности проживает в 42 селах, — говорит глава района Сергей Логвинов. — А коренное население уезжает, это давно известно. Среди главных причин оттока местных жителей власти называют такие социально противоречивые явления, как высокую безработицу и отсутствие рабочей силы. — Сельскохозяйственные предприятия не в состоянии платить ту зарплату, на которую пойдет молодежь, вот и остаются одни старики, — поясняет Сергей Логвинов. На место молодежи приходят турки-месхетинцы, которые занимаются овощеводством, и дагестанцы, чьим объектом деятельности является «партизан­ское скотоводство». То есть отары овец есть, люди вроде работают, а фактически они нигде не числятся, налогов не платят. По словам главы района, пришлых турок-месхетинцев в районе официально числится 3,5 тысячи человек, но на самом деле их количество может быть больше в три раза. Приток мигрантов (тех, кто перемещается в пределах одной страны) и иммигрантов (выходцев из других стран) в никому неизвестный район Ставрополья привел к тому, что цены на жилье здесь сравнялись с курортными Кавминводами. Потоковый накопитель То, что Ставропольский край наряду с другими регионами Юга перенаселен мигрантами и иммигрантами, подчеркивают и федеральные власти. Недавно в Пятигорске прошло совещание с представителями федеральных, региональных и муниципальных структур по проблемам, связанным с миграционными процессами в крае. На нем главный федеральный инспектор в ЮФО по Ставропольскому краю Александр Коробейников заявил, что под давлением приезжих жители восточных районов края покидают родные места: — Практика показывает, что стоит одному пришельцу официально осесть в каком-либо селе, как очень скоро к нему нелегально перебираются семь-восемь родственников. Беда в том, что инфраструктура населенных пунктов зачастую не рассчитана на проживание такого количества переселенцев. Жители сел и небольших городов, где переселенцы за короткий срок успели создать свои землячества, говорят, что гости диктуют нормы поведения, неприемлемые с точки зрения морали и права, и не желают приспосабливаться к существующему укладу. Более того, демонстрируют полное пренебрежение к традициям коренной части населения. Такого мнения, например, придерживаются жители Сальска Ростовской области, села Яндыки Астраханской области и Суровикино Волгоградской области, где в свое время были конфликты на межнациональной почве. По данным Федеральной миграционной службы России, почти все потоки вынужденной миграции сосредоточены преимущественно в ЮФО. Они представлены четырьмя этническими группами: осетинами (беженцами и вынужденными переселенцами из Грузии), ингушами (вынужденными переселенцами из Северной Осетии), русскими (вынужденными мигрантами из республик Северного Кавказа и стран СНГ) и чеченцами (внутриперемещенными лицами из мест постоянного проживания). В результате миграционного оттока русскоязычного населения многие республики региона стали практически мононациональными. Например, Чечня и Ингушетия, где доля не титульных наций составляет порядка 5-10%. Два процента Миграционная ситуация на Юге уже привела к довольно радикальным предложениям со стороны казачества Дона. Недавно казаки Всевеликого войска Донского отправили письмо Президенту России Владимиру Путину с просьбой ужесточить контроль над миграцией. Для приезжих здесь собираются вводить определенные квоты — 2% от основного населения. Чем вызван именно такой процент, не поясняется. Сами казаки ссылаются на данные различных социологических исследований, согласно которым, если процент пришлого населения превышает 5% от основного, местные жители начинают испытывать дискомфорт. По мнению атамана Всевеликого войска Донского Виктора Водолацкого, надо четко закрепить законом норму, чтобы «пришлое» население не составляло более 2% в населенных пунк­тах. Казаки также хотят, чтобы мест­ные власти проверяли происхождение огромных денежных средств, с которыми приезжают «люди с гор», скупающие за бесценок совхозы, дома и предприятия. — Мы готовим лишь предложения, — рассказал «ЮР» заместитель атамана по идеологии Владимир Воронин. — Необходимо дать возможность субъектам Федерации принимать законы о внутренней миграции. Речь идет о защите прав местного населения. Если мигранты не нарушают прав и обычаев, то происходят обычные ассимиляционные процессы. Но сейчас мы видим совершенно иную ситуацию, когда люди вынуждены уезжать со своих мест проживания. Предложение казаков вряд ли будет поддержано в Госдуме, это они и сами понимают. Зато на местном уровне идея может пройти на «ура», что в итоге приведет к росту напряженности. Никто пока не представляет, как и кто будет выселять пришлых гостей, если их количество вдруг перевалит за определенную квоту. Тем не менее в регионах ЮФО есть места, где приток населения извне, по крайней мере, не встречает неприятия. Например, в Ингушетии, куда в последнее время устремились соотечественники из Средней Азии и соседних регионов. Это также первый субъект РФ, в котором действует программа возвращения в республику русскоязычных граждан. Но, несмотря на это, процент русского населения уже давно не превышает здесь пресловутых 2%. Хотя за счет естественного и механического прироста численность населения Ингушетии увеличивается за один квартал на 2000 человек.

КОММЕНТАРИЙ «ЮР» Директор Центра системных региональных исследований и прогнозирования Виктор Черноус: — Если говорить о внутренней миграции, то идет объективный процесс. Несмотря на экономический и системный кризис, возникает определенная перенаселенность республик Северного Кавказа. Это подталкивает их жителей к переселению в другие регионы. Вот это на местном уровне вызывает определенную обеспокоенность. На местах есть зоны локального напряжения, как, например, в Сальске (подробнее об этом — на стр. 3 в материале «Революция районного масштаба»). Это территории, где к миграционному потоку еще предстоит адаптироваться. А пока у властей возникают проблемы с управлением на этих территориях. Местное самоуправление находится еще на стадии становления. Это видно на примерах и Сальска, и Кондопоги. Здесь на местах формируются параллельные органы власти, потому что действующая власть в силу недостаточной компетентности или коррумпированности проблемные вопросы не решает. И местные сообщества как раз готовы организовать органы самоуправления, которым бы доверяло население. А у нас структура государ­ственной власти идет в другом направлении — она бюрократизируется. Координатор «Движения против нелегальной иммиграции» Александр Белов: — Я очень был удивлен, когда в Сальске глава дагестанской диаспоры для утверждения своих полномочий предъявил доверенность (письмо) от президента Дагестана, который якобы назначает его «главой дагестанской диаспоры Сальска». Это абсурд, неконституционная вещь. Нельзя говорить, конечно, что все поголовно выходцы оттуда — преступники. Но когда люди приезжают издалека, они инстинктивно ищут своих земляков. А те уже предлагают им «работу», которая заключается в незаконных промыслах или грабежах. В некоторых районах такие мигранты находятся в «хороших отношениях» с милицией и с главами. Поэтому в предложении казаков о введении квот на проживание определенных мигрантов есть здравая мысль. Нужно больше решений доверять местным властям. Такая практика, между прочим, есть в Индонезии, которая является очень многонациональной страной.

Евгений РАКУЛЬ


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна