ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Зона голодного конфликта

Категория: Политика, Специальный репортёр  |  автор: admin
Непереселенцы «Требуем вернуть нас в места прежнего проживания!» — самодельный транспарант «украшает» вход в лагерь беженцев. Лозунг хорошо виден с дороги, что ведет из Северной Осетии к границе с соседней Ингушетией. С некоторым удивлением обнаруживаю отсутствие «усиленной охраны» вокруг лагеря, о которой сообщалось несколько дней подряд. Никакого оцепления, никакого ОМОНа, никаких проверок документов. Чуть позже мое недоумение разрешили в министерстве по делам национальностей Северной Осетии: — Несколько дней назад туда приезжали представители правительства. Естественно, с охраной. Наверное, именно это и назвали «оцеплением», — рассказал «ЮР» замминистра Сослан Хадиков. Голодающие расположились в двух вагончиках — именно в таких живут все беженцы в лагере. Рядом с вагончиками что-то горячо обсуждают женщины. Заезжему корреспонденту коротко указывают: — Туда иди, там они. «Там» на матрацах, расстеленных прямо на полу, сидят или лежат несколько мужчин. — Мы представляем интересы всех, кто не может вернуться в свои дома! — сразу же поясняют заезжему журналисту. — И будем стоять до конца, пока не выполнят наши требования. Требование — вернуть людей в места их прежнего проживания — то есть именно туда, где они жили до 1992 года. Тот факт, что некоторые из этих мест сегодня признаны водоохраной зоной, из которой отселены все местные жители, а не только ингуши, голодающими не учитывается: — Остальных отселили в нормальные условия, а нас выбросили под открытое небо, в вагончики! Если нельзя там жить, пусть выдадут нормальную компенсацию, — говорит Руслан Куштов, один из участников акции. Размеры «нормальной» компенсации, указанные в письменных требованиях, по два миллиона рублей каждой ингушской семье за утраченное жилище плюс по миллиону в качестве компенсации морального вреда. — Откуда такие суммы? — Это стоимость жилья с индексацией за период с 1992 года. Плюс еще проценты за все это время. Это мы по минимуму посчитали. Если считать все, что нам должны — в Северной Осетии денег не хватит, — поясняет Руслан, передавая кому-то в окно пачку сигарет. Не совсем понятно, как на 16-й день голодовки можно курить. Впрочем, мировой истории известны случаи, когда борцы за идею (мир, справедливость, свои права — нужное подчеркнуть) являли чудеса жизнестойкости. Чего стоит пример американского доктора, во времена гонки вооружений голодавшего чуть ли не полтора года. Но спросить об этом не успеваю: разговор прерывает появление новых действующих лиц. В лагерь беженцев приехал заместитель министра здравоохранения Северной Осетии Таймураз Ревазов. Первый вопрос к голодающим: — Какую медицинскую помощь вы получаете? — От Осетии — никакой! У нас даже страховых полисов нет! — Они сразу же в письменном виде отказались от медицинской помощи со стороны Северной Осетии. Причин я не знаю, не могу объяснить, — говорит Елизавета Галаева, врач из Ингушетии, беженка из Чеченской Республики. Именно она следит за состоянием участников голодовки. — Сейчас используем лекарства, которые нам выделил минздрав Ингушетии. Голодовку начинали 10 человек, троих пришлось госпитализировать — началась интоксикация, обострились хронические заболевания. Состояние остальных близко к тяжелому. Замминистра здравоохранения пообещал разобраться с проблемой страховых полисов. Министерская переписка Сегодня лагерь в Майском зарос травой. От массового поселения беженцев осталось лишь несколько вагончиков. Остальные семьи перебрались в поселок Новый — пока это те же вагончики в поле. Но каждой семье отведен участок земли под строительство, в поселок проведены свет и вода. В скором времени его должны газифицировать. Планируется строительство детского сада и мечети. Но те, кто до сих пор не пожелал покинуть лагерь в Майском, называют Новый не иначе как «резервацией» и переезжать катего- рически отказываются. Власти Северной Осетии воспринимают столь радикальное поведение как политическую провокацию со стороны властей Ингушетии. — Президент Владимир Путин дал указание переселить беженцев из Майского до конца 2006 года. А если лагеря не будет, ингушам нечем будет спекулировать, — озвучил официальную позицию Северной Осетии замминистра по делам национальностей республики Сослан Хадиков. — И теперь в лагерь регулярно приезжают провокаторы, которые рассказывают людям, что им делать. По мнению североосетинского миннаца, сегодня Ингушетия пытается добиться территориальной реабилитации и «вернуть» Пригородный район, который до 1944 года находился под юрисдикцией Ингушетии. А лагерь беженцев при этом используется как рычаг давления. — Кроме ингушей, есть еще 20 тысяч беженцев из стран Балтии и СНГ, проживающих на территории нашей республики, — говорит Сослан Хадиков. — Это 6% от всего населения Северной Осетии. И этим людям никто не уделяет такого внимания, как ингушам! Свою позицию относительно ситуации в Майском североосетинский миннац изложил в специальном обращении. Аналогичное министерство в Ингушетии не замедлило с ответом: «Представляется непонятной попытка перевалить ответственность за происходящее в своей же республике на некие непонятные силы из Республики Ингушетия. Нет ни одного факта, подтверждающего это». С осетинской стороны утверждают, что фактов таких — сколько угодно. О них говорил в своем заявлении и глава республики Таймураз Мамсуров: — Высокопоставленные чиновники бродят по населенным пунктам Пригородного района и призывают людей не обустраиваться в тех местах, которые выделены им руководством Северной Осетии. Мы почти ежедневно вылавливаем этих чиновников и выгоняем за пределы республики… Совет старейшины Пока два министерства переписываются, а чиновники рассуждают относительно возможной судьбы Пригородного района (по этому поводу не раз высказывались члены парламента Ингушетии и сенаторы от республики), голодовка в лагере продолжается. На вопрос корреспондента «ЮР», понимают ли голодающие, что оказались втянутыми в политический конфликт, звучит эмоциональный ответ: — Забудьте об этом! Мы просто хотим вернуться домой и политических требований не выдвигаем. Они говорят о брошенных домах и вспоминают 1992 год. У женщин на глазах слезы. Тому, что им довелось пережить, не позавидуешь. Как не позавидуешь и коренному населению Северной Осетии, для которых соседи-ингуши в одночасье стали чуть ли не врагами, которых они и теперь, спустя 14 лет, не хотят видеть рядом с собой. Отсюда — трудности, возникающие при попытке возвращения ингушских беженцев в так называемые «проблемные» селения: Ир, Октябрьское, Южный (основное население там составляют осетины). Тем не менее, по данным североосетинского миннаца, даже в эти «закрытые» поселения удалось вернуть 35 ингушских семей. Голодающие проблему осетино-ингушского непонимания воспринимать не хотят: — Что значит — они (осетины) не хотят жить рядом с нами?! — протестует один из голодающих. — А если мы заявим, что мы не хотим, чтобы рядом жили они? В разгар беседы в вагончик заходят несколько мужчин. Мне недвусмысленно указывают на дверь: «Нам надо поговорить»… Вагончик приходится покинуть. Женщины — добровольная «группа поддержки» голодающих — объясняют, что их мужчин «пришли навестить родственники». Мол, прессе там не место… На прощание старик в национальной одежде напутствует: — Я тебе вот что скажу, журналистка: мне восемьдесят лет, и все время здесь жили ингуши. И жить будут!

Алена СЕДЛАК


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна