ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Вакцина от радиации

Категория: Общество, Наши люди  |  автор: admin
Собака Малиева Если верить научно-фантастическим романам, открытия мирового масштаба происходят совершенно случайно. Архимед принимал переполненную водой ванну, Ньютону упало на голову яблоко. А у владикавказского радиобиолога, тогда еще аспиранта, Вячеслава Малиева после исследовательского опыта подозрительно долго жила собака, облученная смертельной дозой в 1400 рентген. Живучая «смертница» была тщательно изучена, и этот опыт дал толчок к дальнейшим исследованиям. Из лимфы животного было изолировано вещество (высокомолекулярный гликолипопротеид), который назвали «лучевым антигеном». С 1985 года началось изучение этого вещества. Благодаря его имунногенным свойствам теперь группу Малиева в прессе называют создателями «вакцины от радиации». Хотя самому ученому это не нравится. — Основное в нашей работе — это не сенсационное создание вакцины от радиации. Хотя, конечно, именно это привлекает журналистов, — утверждает Вячеслав Михайлович. — Процесс сейчас на стадии опытов, необходима длительная работа с волонтерами. Не менее важным мы считаем разработку имунноферментного анализа диагностики радиационного облучения. Благодаря нашей методе можно найти в организме человека следы облучения. Может, поэтому наши исследования были и не совсем удобны государству? Сколько скрываемых радиационных зон обнаружилось бы на просторах бывшего СССР. Какие большие социальные последствия может это вызвать… В общем, особого интереса не наблюдалось. Такие исследования важны для богатого государства, которое печется о состоянии своего генофонда. Зато сам термин «лучевой антиген» вызвал волну критики. Нашим бывшим академикам было сложно понять — что это такое? А тут какие-то «зеленые» исследователи, да еще и из провинциального Владикавказа, да к тому же пресловутой «кавказской» национальности, пытаются учить заслуженных мужей. Пока шли сотрясения воздуха в научных кругах, группа Малиева продолжала работать. Единомышленники после развала СССР разъехались не только по разным городам, но и по разным странам — в Канаду, в Литву, в Америку, в Белоруссию. Сам Вячеслав Малиев побывал в Чернобыле как один из малочисленных профессиональных радиобиологов. Опыт работы в зараженной зоне сказался — теперь Малиев носит статус чернобыльца. В 2002 году попал в тяжелую автоаварию и полтора года был на грани жизни и смерти. Встав с больничной койки, исследования продолжил. Но проводить опыты становилось все труднее и труднее. Научная база разваливающейся российской науки перестала отвечать запросам ученых, доступные в 80-х годах лаборатории закрывались, животных для проведения опытов и реактивы порой покупали на деньги меценатов. Программы государственной помощи чернобыльцам рассчитаны на социальную помощь пострадавшим, о деньгах для научных исследований группа Малиева даже и не заикалась. — Им самим помогать надо, нашим организациям, — грустно улыбается ученый-чернобылец. — Я вот все время думаю, как бы подкинуть денег своим во Владикавказе. Однако волна критики, которая поднялась вокруг нас, сыграла нам на руку — темой заинтересовались специалисты НАСА. Утечка мозгов Сейчас застать Вячеслава Малиева во Владикавказе очень сложно. В Москве полным ходом идут опыты. Нельзя сказать, что НАСА проливает «золотой дождь» на головы российских ученых. — Они же ведь тоже осторожничают, — рассказывает Малиев, теперь руководитель российской группы GMP, занимающейся разработкой вакцины по заказу НАСА. — Хотят убедиться в наших выводах. Проплачивают только часть исследований. Но хоть лабораторными животными нас обеспечивают. Да и поездки, телефонные разговоры-совещания оплачивают. В 2005 году мы провели международные испытания по оценке эффективности нашей вакцины. В радиобиологии есть понятие — «критерий выживаемости к тридцатым суткам», так вот, наши подопытные животные прожили 60 суток, жили бы еще и больше, но уже не было смысла что-либо доказывать. То есть для работы с человеком необходимо еще года два, а уж потом можно будет действительно говорить о создании вакцины против радиации. Тут уж и пресса обратила на нас внимание, и бизнесмены. Возможность обогатиться у ученых группы Малиева, конечно, есть. Неожиданно их разработками заинтересовалась косметическая фирма «Эсте Лаудер». Если российские ученые согласятся продать им разработку своей антирадиационной сыворотки (еще одно из направлений работы радиобиологов), то в кремах этой известной фирмы будет компонент, защищающий от солнечного излучения, приводящего к раку кожи. Большой интерес к идее проявляет также фармацевтическая фирма «Bayer AG», европейские фармацевты склоняются к мысли об использовании той самой сыворотки. — Ведь перекупят, уйдет все на Запад, — пугается корреспондент «ЮР. — Когда-то такие разговоры были очень популярными — утечка мозгов за рубеж, — успокаивает Малиев. — Сейчас наши разработки уже на таком уровне, что говорить о том, где это изобретено, разработано и запатентовано — в России или на Западе — неактуально. То, что мы делаем — это решение проблем общечеловеческого масштаба. Жаль только, что не все это понимают. Вот мы недавно предложили организовать «круглый стол». Приглашали для научного спора видных российских ученых. Нам сказали: «Вам нужно актуализировать эту тему — вот вы и оплачивайте». Как всегда, все упирается в средства. Бедные, но гордые — А может, Нобелевскую премию дадут? Тогда легче будет? — интересуюсь я у своего собеседника. — Все-таки мировые проблемы решаете. Вячеслав Михайлович откровенно начинает смеяться. — Нобелевскую премию дают убеленным сединами ученым мужам. А у нас возраст в группе — 40-45 лет. По научным меркам — еще мальчики, — вздыхает Малиев. — Да и изобретение у нас — рядовое. Очень много людей трудятся в этой области. Что-то мы разработали, что-то они… Вся наша команда — энтузиасты. К счастью, в науке это еще сохранилось. Все мы работаем не только над этим проектом, я, к примеру, возглавляю научно-исследовательский отдел биотехнологии Российской академии наук во Владикавказе. Конечно, есть у российских ученых насовской группы GMP честолюбивые планы, в первую очередь — довести препарат вакцины до готовой товарной формы. Но главное, твердят ученые, чтобы на всех уровнях понимали, что радиационные препараты — это дело государственное, работа должна идти в рамках государственных программ. Ведь у этих препаратов — большое практическое будущее, это не только радиационная безопасность, но и применение в лечении онкологических заболеваний, усилении действия уже существующих вакцин. — Стучаться в закрытые двери мы не будем, — говорит Вячеслав Малиев, — придет время — сами поймут.

Светлана ЛУКЬЯНЧИКОВА


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна