ПОЛИТИКА
Вертикаль власти
Утечка информации
Наше мнение
Для служебного пользования
Коридоры власти
Детектор правды
Партия власти
Тема номера
Рычаги влияния
Дебаты
Специальный репортёр
Без Комментариев

ЭКОНОМИКА
Обзор рынка
Рейтинг компаний
За компанию
Нацпроекты
Деловой климат
Рейтинг
Паблисити
Цена вопроса
Правила игры
Наш прогноз

ОБЩЕСТВО
Наше расследование
Наше дело
Наши люди
Наши деньги
Личное дело
Наша жизнь
Наш взгляд
Власть закона
Вокруг ЮФО
Южная неделя

КУЛЬТУРА
Наша культура

СПОРТ
Новости спорта
Мужские игры



ГЛАВНАЯ     ПОЛИТИКА     ЭКОНОМИКА     ОБЩЕСТВО     КУЛЬТУРА     СПОРТ   

Муфтий цвета хаки

Категория: Общество, Наши люди  |  автор: admin
Месяц назад, устав от такой жизни, Ахмад-Хаджи Шамаев подал в отставку со своего поста. И дело не только в накопившемся напряжении, в постоянном ожидании взрыва или выстрела из-за угла, но и в некоторой двусмысленности положения. — В республике очень серьезная ситуация, и у меня нет никаких возможностей изменить ее в лучшую сторону, — заявил мне муфтий. Местным жителям на похоронах убитых родственников невозможно объяснить, что за порядок и безопасность должен отвечать президент, являющийся гарантом Конституции. «Наша Конституция — это Коран, — говорили муфтию чеченцы, — а ты и есть гарант этой Конституции.» Они просто не могли поверить, что от религиозного главы в Чечне ничего не зависит. А раз так, значит, он тоже причастен к убийствам. Такая здесь ситуация, когда священник значит больше, чем священник. С другой стороны, президент Чеченской республики Алу Алханов упрекал Шамаева в том, что он не смог достаточно эффективно организовать идеологическую работу, что души местной молодежи попадают в лапы ваххабитов или сепаратистов. — Но при этом Алу Дадашевич не выделяет для такой работы средств, — говорит Ахмад-Хаджи. — У меня не было возможности ни для издания антиваххабитской литературы, ни даже для выплаты зарплат сотрудникам муфтията. Если прежний президент Ахмад Кадыров имел представление о наших нуждах и оказывал материальную помощь, потому что сам раньше был муфтием, то нынешний глава республики, в сущности, отделил церковь от государства и денег на религию не выделяет. Наверное, это правильно — раз мы официально живем в светском государстве, но почему тогда на муфтият возлагается ответственность за идеологию? Нелегкий хлеб выбрал для себя муфтий, а ведь вполне мог сделать светскую карьеру, реализоваться в спорте или пойти по партийной линии. Или все-таки не мог? Пути Всевышнего неисповедимы… Становление на путь Путь будущего священнослужителя определился не сразу, он шел дорогой обычного советского человека, отслужил в армии, закончил технический ВУЗ, стал мастером спорта по самбо. Но как-то, придя домой и с удовольствием посмотрев в зеркало на свою ладную фигуру, на лицо с модными усиками, поиграв бицепсами, которые обтягивала модная рубашка с короткими рукавами, он вдруг почувствовал на своей спине тяжелый взгляд. Оглянувшись, молодой Ахмад увидел, что в дом пришел гость, уважаемый старик — алим, который помогал его младшим брату и сестренке изучать Коран. — Как тебе не стыдно! — загремел старик. — Ты же старший сын, завтра отца не станет, матери не станет, ты будешь главой семьи, но где же твоя совесть, в то время как брат и сестра читают Коран, ты шляешься по улицам, смеешь попадаться на глаза старикам с голыми руками, с непокрытой головой! А что за прическа у тебя, что за усы, ты похож на кого угодно, только не на чеченца! Эти слова были для молодого человека, как плевок в лицо. Красный от стыда, Ахмад выбежал из дома, побрил голову в ближайшей парикмахерской, одел рубашку с длинными рукавами и, вернувшись к уважаемому алиму, дал ему клятву, что через пять лет будет знать все, что тот знает. Свою клятву молодой человек сдержал. Бросил сельскохозяйственный институт, где получал второе высшее образование, и окунулся в религиозную деятельность. Правда, в специализированное заведение поступать не стал, потому что для этого нужно было заручиться рекомендацией из КГБ, а этого молодому человеку не хотелось. Обучение происходило нелегально у авторитетных богословов — алимов, чья компетенция ни у кого не вызывала сомнений. Был ли его выбор необычным для того времени? Пожалуй, что нет. Даже при советской власти в Чечено-Ингушетии были очень сильны религиозные настроения. Под знаменем марксизма — ваххабизма Между прочим, под маской строителей коммунизма скрывались в то время не только последователи традиционного ислама, но и ваххабиты. Первый раз Ахмад Шамаев столкнулся с этими еретиками в 1976 году, уже будучи имамом, и с тех пор не прекращал с ними бороться, вызывал на диспуты, состязался в знании Корана. Конечно, в те годы религиозные споры еще не заканчивались кровопролитием, но тревожные признаки наблюдались и тогда. — Ваххабиты вообще не признавали нас за людей, для них и сунниты, и шииты являлись неверными — кафирами, а с неверными по их понятиям можно было поступать как с животными. Они не резали правоверных мусульман только потому, что ситуация еще не созрела для таких действий, — рассказывает Шамаев. У поклонников аль-Ваххаба была хорошая материальная база, они распространяли подрывную литературу, вели тайную агитацию, строили мечети, дожидаясь своего часа. И, как известно, дождались — при кратком расцвете ваххабизма республика содрогнулась. Потом, когда Верховным муфтием Чечни стал Ахмад Кадыров, они вместе с Шамаевым проводили «религиозные чистки», убирали ваххабитских имамов, ставили на их место своих. Впрочем, тех, кто отрекался от ереси, оставляли на своих местах. А насколько искренним было такое покаяние? — Кто его знает, в чужую душу-то не заглянешь, — признался мне бывший Верховный муфтий Чечни. Кровь за кровь Одной из главнейших задач чеченского муфтия является примирение кровников. Обычай кровной мести, игравший в средние века стабилизирующую роль, в современной Чечне вышел из-под контроля. Как объясняет Шамаев, сам принцип мести не противоречит исламу, но тут важно соблюдать баланс, важно не отнять лишнюю жизнь в ответ на убийство родственника, не убить невинного. А вообще Шамаев пытался донести до кровников мысль, что милосердие выше мести, объяснял, что их ожидает на том свете, в случае если они ошибутся и превысят меру воздаяния. Ахмад-Хаджи со своими помощниками пытался повлиять на особо «упертых» людей, старался изменить, смягчить их характер. Клин вышибают клином, на всякую традицию найдется противоположная. Иногда помогали слова авторитетных в республике людей, ведущих свой род от пророка. Да, кровная месть — это традиция, но и послушание старшим тоже традиция, поэтому иногда таким образом удавалось предотвратить убийство. — А бывает и так, что неотомстившего человека приходится «вести» годами и даже десятилетиями, и все равно нет гарантии, что он как-нибудь не сорвется и не возьмется за оружие, — говорит Шамаев. — Это как с наркоманами, которых нельзя полностью излечить и нужно все время контролировать. И есть такие, которые выполняют не личный кровный долг, а мстят за обиды, нанесенные деду или прадеду. Это совершенно недопустимо. Иногда вопросы мести пытаются урегулировать с помощью денег. По обычаю кровник может потребовать 63 верблюда за отказ от убийства. Понятно, что такое количество верблюдов в Чечне взять негде, поэтому обходятся деньгами. Как правило, компенсация составляет не более двух тысяч долларов, и некоторые берут деньги, особенно если после убитого остались дети, которых нужно воспитывать. Однако отвратить людей от убийства удавалось далеко не всегда. Даже собственный пример муфтия, отказавшегося мстить за убитого сына и двоих ближайших родственников, убеждал далеко не всех. Кто-то отказывался понимать такой пацифизм, считал что Шамаев не выполнил свой священный долг. Другие не верили в миролюбие священника и приписывали ему похищения людей, регулярно происходящие в республике. В конце концов, Шамаев устал и ушел с поста Верховного муфтия Чечни со словами, что он «должен быть либо муфтием всех чеченцев, либо никого». — Если бы мне было хотя бы лет 35, я бы не покинул эту должность, — говорит Ахмад-Хаджи. Но ему скоро исполнится 60, в таком возрасте тяжело вести борьбу, спать с автоматом, на люди выходить только с охраной, видеть вокруг себя кровь… Сейчас Ахмад Шамаев переехал в Москву, где получил место заместителя председателя Совета муфтиев России. На новой должности он отвечает за связи с Северным Кавказом, имеет возможность оказывать материальную поддержку духовенству родной республики и собирается немного подлечить нервную систему, расшатанную прежней работой. Пусть теперь ношу несут другие: война — дело молодых.

Обратная связь

Заторможенная реакция Светлана ЛУКЬЯНЧИКОВА Лишь через три недели после зачистки ОМОНом дискотеки в ставропольском селе Ивановское, о котором писал «ЮР», краевая прокуратура вспомнила о законе. 30 июня заместителем прокурора Ставропольского края возбуждено уголовное дело по факту задержания 11 июня 2005 года группы жителей на основании заведомо незаконных указаний сотрудников уголовного розыска краевого ГУВД. «Зачистка на всю Ивановскую» — так называлась публикация «ЮР», в которой описывались подробности случившегося: то, как ставропольский ОМОН нагрянул на сельскую дискотеку и сгреб под чистую мужское население (сколько поместилось в автобус) вплоть до несовершеннолетних. Задержанных подвергли унизительным допросам, некоторых подростков избили. «ЮР» сообщил и о том, какое давление оказывали правоохранительные органы на потерпевших, требуя забрать заявления. И о том, что первой реакцией краевой прокуратуры стал отказ в возбуждении уголовного дела «за отсутствием состава преступлений». Но после публикации в «ЮР» аппарат полпредства в ЮФО взял ситуацию в Ивановской на контроль. И вот — запоздалая реакция: как сообщает пресс-служба прокуратуры Ставропольского края, «проверена законность отказа следователем в возбуждении уголовного дела. Первым заместителем прокурора края В. Кузнецовым постановление следователя отменено». Но торжествовать справедливости кое-что мешает. Например, позиция прокуратуры в отношении СМИ. Как сказано в официальном заявлении, публикации на тему зачистки в Ивановском «носят явно клеветнический характер» и оказывают на прокуратуру «беспрецедентное психологическое давление». В связи с этим остается только гадать, как будут расследовать ОМОНовский беспредел обиженные и психологически задавленные следователи «государева ока». Сомнения подтверждает и тот факт, что о возбуждении уголовного дела пострадавшие жители села Ивановское ничего не знали. Об этом им спустя неделю сообщил корреспондент «ЮР».

Григорий МОЛОХОВ


 
 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Другие новости по теме:




НАШ ОПРОС НА САЙТЕ
Нравится ли вам наш новый дизайн?

Да
Нет
Нормально


ЮЖНЫЙ РЕПОРТЕР
Общероссийская независимая газета Южного федерального округа Южный репортер издается в формате общественно-
политического еженедельника.
Южный репортер ориентирован прежде всего на людей с активной жизненной позицией, преуспевающих предпринимателей и политиков, представителей бизнес- и политических элит.

ПОДПИСКА
Открыта подписка на газету Южный репортер на первое полугодие 2008 года
Наш подписной индекс: 65050

ПАРТНЕРЫ
Интерфакс

Новая газета Кубани
ПОДПИСКА НА РАССЫЛКУ
Южный Репортер
 
Главная страница  |  Новое на сайте  |  Обратная связь  |  Карта сайта 

COPYRIGHT © 2005-2017 Южный репортер При перепечатке гиперссылка обязательна